Мир Warhammer 40,000 — это мир вечной войны. Центральной темой этой вселенной являются противостояния, баталии, которые ведутся на миллионах полей битв одновременно. И литература, подчинённая этой логике, является продолжением этой идеи и в первую очередь рассказывает истории о солдатах, отодвигая мирную жизнь на задний план. Вот почему произведения, подобные трилогии Мэттью Фаррера про Ширу Кальпурнию «Арбитр», столь ценны и интересны.

Мирный Империум, если подобная характеристика вообще применима к этому воинственному сверхгосударству, в большинстве случаев описывается авторами фрагментарно. Если в произведении неожиданно появляется простой рабочий или представитель планетарной знати, то лишь для того, чтобы приближающиеся орды врагов разрушили его хрупкий «мир». «Титаникус», «Гибельный Клинок», «Лемартес», «Подвиг Калгара», «Мертвецы идут» — эти и десятки других произведений описывают влияние войны на жизни людей. Описывают то, как их прошлая жизнь завершается и на место метафорической «борьбы за выживание» приходит вполне конкретная «война на уничтожение».

С другой стороны, «мирная жизнь» может быть представлена как редкий островок спокойствия в море постоянных битв, желанный, но постоянно ускользающий идеал. «Призраки Гаунта», «Братья Змея», «Ультрамарины» Грэма Макнилла, да даже «Каста Огня» — в этих произведениях пасторальные картинки манят героев, но реальность раз за разом вырывает героев из грёз и отправляет дальше, в гущу сражений. Здесь герои или вспоминают о своей бытности, или оказываются в мирных уголках в процессе перехода от одной битвы к другой.

Совершенно иной взгляд на мирный Империум дают истории об Инквизиции, в первую очередь романы Дэна Абнетта (истории о Терре «Прогнивший Трон» и «Волчий клинок» оставим за скобками). Инквизиторы Эйзенхорн и Рейвенор путешествуют по мирам, ведут собственные расследования и воочию наблюдают быт и жизнь граждан Империума. Но в силу специфики их работы в первую очередь они наблюдают за жизнями преступников, во вторую — лиц, которые могут посодействовать в поиске нарушителей.

Всё остальное оказывается интересно для них ровно настолько, насколько способно помочь расследованию. Они не вгрызаются в повседневность — лишь лёгким касанием своих разумов считывают то, что лежит на поверхности. А потом находят новую зацепку в деле и отправляются уже в другое место.

Стоит ли говорить о том, что сколь-нибудь целостного представления о «мирном Империуме» эти произведения не дают? И если вас это гнетёт так же, как и меня, то вы точно готовы взяться за трилогию Фаррера.

Шира Кальпурния прибывает на Гидрафур, чтобы приступить к службе в качестве арбитра-сеньорис (по сути — 4-й человек во властной иерархии Арбитрес на всей планете и за её пределами). До этого она показала себя как отличный служитель Лекс Империалис в десятке миров, назначение на которые совпадало с её очередным повышением в звании. Для Гидрафура она — новый человек, этот мир ей не знаком, и в этом она похожа на инквизитора, только что прибывшего продолжать очередное расследование.

На этом сходства заканчиваются и начинаются различия.

Любой инквизитор, по сути, находится вне иерархий всех Адептус и обладает поразительной мобильностью и властью. Он может вмешаться в работу любой структуры и в большинстве случаев у её служащих не хватит силы отказать ему. Он может быть скрытным, молчаливым, угрюмым — но ему всё равно придётся подчиняться, если он того потребует. Инквизитор Жоу, который появляется в романе «Перекрёстный огонь», ярче всего иллюстрирует это: возникает там, где захочет, и ни перед кем не отчитывается.

В первом романе «Перекрёстный огонь» Шире придётся столкнуться с другими Адептус. В романе «Наследие» с вольными торговцами. В «Слепцах» с Астропатами.Так что будьте готовы вместе с Широй впитывать информацию словно губка.

Арбитр Кальпурния оказывается в практически противоположной ситуации — она скована той системой сдержек и противовесов, которая сформировалась на Гидрафуре за сотни лет до её прибытия. Поэтому одним из самых важных аспектов её обучения становится изучение местной культуры, церемоний, ритуалов, а также погружение в политическую жизнь — изучение связей между членами промышленно-аристократических синдикатов, общение с представителями Экклезиархии и Флота, которые соперничают друг с другом.

Конечно, Адептус Арбитрес определяют виновных и назначают наказание, но Гидрафур — это не какой-нибудь шахтёрскй мирок на окраине Сегментума Обскурус. Гидрафур — это центральный мир Гидрафурской системы, место, где интересы различных групп порождают затяжные конфликты. Место, где Арбитрес могут использовать в своих интересах и где самим Арбитрес нужно уметь использовать в своих интересах других, играя по правилам подковёрных игр.

Дополнительные материалы — изюминка омнибуса.

Если вам когда-нибудь хотелось подробнее узнать о том, как работает Империум изнутри, в те моменты, когда враги не осаждают его со всех сторон, и война не стучится в дверь, то трилогия «Арбитр» точно создана для вас. Здесь минимум экшена, а от количества информации о Гидрафуре у вас может пойти кругом голова — прямо как у Ширы, когда её коллеги начинают читать лекции о традициях и истории этой планеты. Несмотря на высокий пост Кальпурнии всё равно приходится маневрировать, договариваться и идти на уступки. И за этой динамикой следить в разы приятнее, чем за очередным болтер-приключением Космического Десанта.

Экземпляр на рецензирование предоставлен издательством «Фантастика Книжный Клуб» и магазином ffan.ru.