Та «Ересь», которая наличествует перед фанатами вселенной сейчас, и та «Ересь», что была в общих чертах описана ещё лет 20 назад — это очень разные события. На примере подцикла про «Талларн» мы увидели, сколь неважными для всей истории могут оказаться события, которые некогда казались столь значимыми.

Случай с Талларном — это частный случай трансформации «Ереси» в процессе её литературного воссоздания. Покуда на первый план выходят куда более важные битвы (Бета-Гармон), покуда история обрастает плотью интересных историй («Ангел Экстерминатус», «Дух Мщения»), как ростки проклёвываются истории, которые должны существовать в силу необходимости.

Именно такова роль Разбитых Легионов в хронологии «Ереси». И именно об этом открытым текстом говорит Лори Голдинг, редактор Black Library, в послесловии сборника. Не все остатки лояльных войск после Истваана V нашли себе новый театр военных действий («Потерянное освобождение», «Забытая Империя»). Многие из выживших Саламандр, Гвардейцев Ворона и Железных Рук оказались оторваны от основных Имперских сил. История их объединения под знаменем Шадрака Медузона и партизанская война против предателей — это и есть история Разбитых Легионов.

Цель всех историй, собранных в сборнике, рассказать, как именно остатки лоялистов боролись за своё выживание, что они чувствовали и какое влияние оказали на продвижение предателей к Терре.

В последнем рассказе сборника «Другой» Тибальт Марр подводит итог войне Шадрака Медузона и «в лоб» показывает, насколько сильно лоялисты-партизаны потрепали Сынов Хоруса и других предателей. Проблема заключается лишь в том, что в рамках этого сборника история Разбитых Легионов не получает завершения. Рассказ-послесловие к «Духу Мщения» лишь подводит историю противостояния Медузона и Марра к определённой точке, которая оказывается точкой с запятой.

Условно рассказы можно поделить на две группы: в одной из них явно фигурирует Медузон, во второй он оказывается «фоновой фигурой», именем на устах, которая опосредованно влияет на разворачивающиеся события. Однако в первом случае явной сюжетной линии не прослеживается (помимо открывающего и закрывающего рассказов, в которых очерчивается противостояние Шадрака и Тибальта), а во второй группе оказывается не так много рассказов, чтобы на всю мощь показать величие железнорукого полководца. В открывающем рассказе «Медузон» Абнетт проделывает большую работу и сразу же выдаёт читателю обаятельного и харизматичного персонажа, с которым хочется себя ассоциировать и за историей которого хочется следить. И оттого так грустно, что в пятисотстраничном сборнике Медузона оказывается так мало.

«Без единства» и «Без голоса» (Гай Хейли)

Вклад Хейли можно в этот сборник можно описать как минимум как самый интересный и эмоциональный. Оба рассказа связаны с одним из героев, имя которого даже не называется. Это две небольшие зарисовки, которые могли попасть в любой другой сборник, но здесь оказались как нельзя кстати.

Первый рассказ — это история войны, в которой неясно, кто твой друг, а кто твой враг. Войны, в которой предательство въелось в самую подкорку враждующих сторон. Войны хаотичной, состоящей из случайных стычек групп бойцов, которые ограничены во всех ресурсах и в первую очередь — в информации о том, что происходит вокруг. Это самое наглядное отражение той герильи, в которую были втянуты Разбитые Легионы.

Второй рассказ — логичное продолжение первого, попытка рефлексии того противостояния, само существование которого казалось невозможным. Гай Хейли ухватил всю суть братоубийственной войны на эмоциональном уровне и выразил её минимальным количеством текста.

«Эсминец “Серый Коготь”» (Крис Райт)

Экономическая сторона ведения Великого крестового похода и «Ереси» крайне редко проскальзывает в произведениях цикла. Все необходимые для ведения войны ресурсы оказываются в руках Астартес словно по волшебству — готовыми к использованию. Точно таким же предстаёт и большинство орудий войны — предметами, существующими будто бы вечность. Их история может описываться красочными эпитетами, рядом с которыми мелькают названия, имеющие смысл лишь для того, кто их придумал.

Рассказ «Эсминец «Серый Коготь» без какого-либо преувеличения можно назвать социологическим, ведь в нём Крис Райт рассказывает историю одного конкретного звездолёта от момента создания до попадания в руки подчиняющихся Медузону войск. И, разумеется, о деяниях его нового экипажа.

«Ключи Хель» (Джон Френч)

В сборнике «Заветы предательства» рассказ Френча «Рассечённый» оказался одним из самых ярких самостоятельных произведений. «Ключи Хель» — это продолжение истории Фидия, капитана «Фетиды», который решил оживить погибших Железных Рук с помощью запрещённых примархом технологий. Эта история — очередная зарисовка из его личной войны с предателями, в которой он является для своих братьев не меньшим предателем, чем Дети Императора. И именно ради таких историй раз за разом хочется погружаться в «Ересь Хоруса».

Экземпляр на рецензирование предоставлен издательством «Фантастика Книжный Клуб» и магазином ffan.ru.