Старшеклассник Нацуо Фудзи попадает в щекотливую ситуацию. Его отец после долгих лет одиночества решает жениться на женщине, обеих дочерей которой он уже знает. С первой дочерью, Руи, Нацуо уже успел переспать без обязательств, а вторая дочь, Хина, является его учительницей, в которую он тайно влюблён.

Герой не намерен мешать счастью отца и препятствовать браку. Даже несмотря на то, что жизнь в одном доме с двумя девушками, к которым он неравнодушен, будет далека от спокойной.

Табу

Руи предлагает сделать вид, что ничего между ней и Нацуо не было. Хина продолжает делать вид, что не замечает интерес Нацуо к ней. Главному герою ничего не остаётся, кроме как пытаться забыть, что было между ним и Руи, а также стараться не думать о Хине в романтическом ключе.

Ни первое, ни второе ему, как легко можно догадаться, не удаётся.

Теперь они все — родственники, семья. Это не отрицает того, что с ними было раньше. Не отрицает то, что они продолжают чувствовать. Ну, и что, что они не являются кровными родственниками? Простое осознание статуса родства, их формально-юридической связи, а также представления о том, что такое братья и сёстры и какими должны быть их отношения к другу другу — всё это лишь больше запутывает каждого из героев.

Классический порно-троп «брат и сестра занимаются тем, чем заниматься не должны» вырастает именно из того факта, что заниматься они этим не должны. Это табу прочно вплетено в культуру, и поэтому людям, оказавшимся в неловкой ситуации романтического влечения, так морально тяжело — представления о должном поведении прямо противоречат их желаниям. В случае с героями сериала даже несмотря на то, что они неродные.

Дамоклов меч социального осуждения висит над героями и не даёт им делать то, что они хотят. Страх возникает из-за того, что, узнав об этой связи, любой человек осудит их. Но они не осуждают себя за свои стремления: самоосуждение — мысли о самих себе как людях со стороны — у них отсуствует.

Стыд и удовольствие

Помимо страха перед абстрактными другими людьми, Нацуо и Хинна испытывают страх, что вполне конкретные люди узнают об их желаниях. В первую очередь — родители. Но если бы дело было только в них одних.

Отношения между Нацуо, Руи и Хиной — это классический любовный треугольник, внутри которого мужчина должен страдать из-за невозможности сделать окончательный выбор. Сам выбор определён представлениями Нацуо о моногамной связи между двумя людьми, необходимости выбора одного партнёра. И из-за невозможности сделать этот выбор, отдать себя одному человеку, проступает лик промискуитета как формы половых отношений. А миф о его несистемности опровергается самой практикой — система в промискуитете устанавливается сообразно практике.

Пытаясь забыть о прошлой связи с Руи и забить на влечение к Хине, Нацуо всё равно продолжает с ними общаться. Он тактичен, вежлив, отзывчив и добр к ним обеим. И это лишь усложняет ситуацию. У Руи просыпаются чувства. Хина осознает влечение к Нацуо, которое до этого она вполне могла подавлять.

Но не только главный герой запутывается в своих чувствах и том, как ему следует вести — девушкам тоже оказывается сложно. Руи делает первые шаги навстречу Нацуо, зная, что он испытывает к Хине. Хина страдает от того, что находится с Нацуо в отношениях учитель-ученик, а также из-за того, что в своей молодости сама оказалась в такой же ситуации и влюбилась в своего учителя.

Всё оказывается очень сложно.

В итоге каждый из героев оказывается в своём личном варианте Ада, в котором каждую секунду должен делать то, чего не хочет, но считает правильным. И раз за разом переступать черту, испытывать удовольствие, а потом и стыд. Радоваться тому, что сделал, что так хотелось сделать. Стыдиться, потому что сделал, чего не следовало.

Они живут вместе, они каждый день видят друг друга. Дома. В школе. И это заставляет каждого из них испытывать бурю эмоций, особенно когда их умы не заняты работой или учёбой. И даже если сбежать подальше друг от друга, переехать, невозможно будет спрятаться от самих себя и своих чувств.

Разрубить этот гордиев узел эмоций героям не представляется возможным. Они не знают как. Зритель, понимая, что чувствуют герои, тоже оказывается неспособен найти такой вариант решения проблемы, который устроил бы всех. Эта проблема не между двумя людьми, а между тремя. И это не хентай, чтобы все их проблемы могли разом решиться групповушкой.

Сложность оказывается именно в том, как сделать, чтобы остались довольны все. Но пока каждый из героев мыслит в рамках моногамии, ответа они не найдут. И будут любить и ненавидеть друг друга до тех пор, пока не разберутся со своими чувствами.

За рамками табу

Однако мир Руи, Хины и Нацуо не оканчивается друг на друге. Конец света не случился, они каждый день контактируют с другими людьми, и каждый из этих людей может оказаться тем самым, с которым дружеская связь вполне способна перерасти в романтическую.

Прелесть сериала состоит не только в том, что он показывает запутавшихся героев, но и в том, что каждый из них оказывается не способен вырваться из оков собственных желаний. Они просто не замечают мир вокруг себя. Их окружают люди, которые могут стать «вторыми половинками», но в силу различных обстоятельств этого не происходит. Они настолько увязли в собственных неразрешённых внутренних конфликтах, что не могут от них абстрагироваться. И в первую очередь это касается Нацуо.

Главный герой способен проявлять удивительную мудрость при общении с противоположным полом. Он понимает, что Момо хочет не секса, а близости, и поэтому готовит ей ужин. Но когда дело касается одной из сестёр, эмоции берут над ним верх и лишают его способности трезво мыслить. Он просто не воспринимает других девушек как потенциальных партнёров для длительных отношений, ведь слишком сосредоточен на сёстрах.

Это и создаёт всю разворачивающуюся перед глазами зрителей драму. И делает внешне обычную жизнь Нацуо столь трагикомичной.