За каждой выходящей на русском языке книгой стоит целая команда специалистов. Они переводят, редактируют и корректируют произведения, чтобы произведения были просты и понятны для восприятия. Это труд, который зачастую оказывается неочевиден для читателя. В рубрике «Издательские Будни» я буду разговаривать с людьми, которые занимаются подготовкой книг к изданию. Вопросы будут примерно одинаковыми.

Татьяна Михалёва занимается редактированием книг в издательстве «Фантастика Книжный Клуб». Она работала над романами Петера Фехервари «Каста огня», Криса Райта «Кровь Асахейма» и «Зовущий Бурю», повестью Аарона Дембски-Боудена «Рагнар Черная Грива», дилогией Пола Кирни про Калгара («Подвиг Калгара» и «Ярость Калгара»). По образованию она — журналист. Она работает пишущим редактором, а в свободное от работы время учит немецкий язык и читает исландские саги.

Good Old Nerpach: Сколько в сумме велась работа над омнибусом «Пути эльдаров»? Помню, что в июле 2017 года ты уже начала его редактуру.

Татьяна Михалева: Смутно помню происходившее тогда) Помню, как просила ответственного редактора дать мне что-то про эльдаров — хотелось понять, куда зашли эти персонажи во вселенной «Молота войны», какими видят их авторы.

Истории о подобных персонажах явно имеют отсылки к творчеству Джона Толкина с его эльфами. А те взяты им из ирландских мифов (племена богини Дану) и валлийского эпоса (там тоже есть всякие герои, образы которых стали основой для создания эльфоподобных персонажей).

Эльдары Вархаммера такие же возвышенные и мудрые (например, Эльдрад Ультран), как в ирландских преданиях, и одновременно избалованные, подлые, развращенные (темные эльдары, Корландриль сам, кстати, тоже герой весьма мятущийся, как и Арадриан).

Обложки трёх романов, издававшихся по отдельности.

Что было сложным при работе над трилогией? Был какой-то особо трудный момент, решение которого принесло сильное удовлетворение?

Пожалуй, когда я смогла сделать повторяющиеся реплики героев во всех трех романах действительно повторяющимися, слово в слово, буква в букву. А так уследить за ними было непросто. Все-таки редакторское чтение и чтение обычного человека отличаются. Я больше отвлекаюсь на мелочи, включая правила русского языка.

Если бы я читала эти романы как обычный человек, то это было бы быстрее, запомнить, где и что повторяется. Вот Леша Апанасевич как-то умеет читать и взятый в работу текст как читатель, а мне почему-то труднее отстраниться. Но я над собой работаю! Я уже могу читать переводы сороковника с косяками не как редактор, без принципа «а вот тут поправить бы». У меня нет места под все книги Вархаммера, в моей коллекции всего семь книг (одна даже букинистическая).

Как и задумывал Гэв Торп, речь экзархов в русском переводе звучала архаично, а арлекины общались весьма мелодично. Чего стоило сохранить эту ритмику в тексте и чей вклад тут больший: твой или переводчиков?

Думаю, переводчиков! Я смотрела в оригинал и в перевод, и меня все как читателя устроило. Так что я по минимуму вмешивалась в перевод их реплик. Тем более Строчан переводил — третий роман, насколько я знаю, точно. А так и без реплик экзархов и арлекинов было много работы!

Юрий Войтко уже второй раз попадает на последние страницы как человек, занимавшийся «терминологической вычиткой». Какова была его роль при редактуре романов и рассказов?

Он вычитывает на предмет адекватности тому, как все должно быть. За некоторые вещи он меня пожурил, и мне стыдно. Например, несколько раз я приняла за неказистости то, что автор задумывал как витиеватые обороты… Чтобы с их помощью подчеркнуть образность эльдарского мышления. Файл с его комментариями я храню. Надо его будет пересмотреть еще раз. Освежить в памяти!

Что ты нового для себя узнала о мире 40,000-го тысячелетия при работе над омнибусом?

Эльдары Warhammer 40,000 отличаются от эльфов Толкина и их «предшественников». Эльдаров — некоторых точно — обуревают вполне человеческие, вполне наши, земные страсти. Печали у них как у нас, сомнения, попытки что-то делать и менять. Да и ошибки они совершают такие же, которые и люди могут совершить.

В прошлом интервью ты говорила, что скандинавские традиции сильны в культуре эльдаров. Расскажешь по-подробнее?

Скорее ирландско-валлийские. Толкин, насколько я знаю, создавал язык своих эльфов на основе валлийского. А его эльфы — это явно Туата де Даннан из ирландской мифологии. Эти полубожественные герои стали одними из хозяев Ирландии. Всего «хозяев» у Зеленого острова было шесть, и последние — люди, которые поделили остров с племенем богини Дану.

Туата ушли в холмы — им достался подземный мир. Они именуются в мифах сидами, или жителями сида — кургана. А банши, которые в более позднее по отношению к записи ирландских мифов (это первые века после Рождества Христова), стали демоническими существами, связанными со смертью, всего-то «женщины из сида». Просто с течением времени из-за влияния христианства демонизированные. И в ирландских мифах изначально некоторые из них вполне ничего! А некоторые и впрямь ужасны. Ну а у эльдаров Вахи банши — это особая группа воинов, которая убивает криком.

Так что и прямые заимствования имеются в сороковнике. И косвенные — если, например, говорить о мирах-кораблях. У меня сложилось впечатление, что мир-корабль — это такое же по ощущению пространство, которое досталось племени богини Дану. Непрочное, назовем это так. Но у эльдаров оно явно с удобствами!

Русская обложка омнибуса Path of eldar.

Редакторская вычитка заметно отличается от художественного чтения, но всё же позволяет воспринимать сюжет. Были ли моменты, на которых ты невольно бросала «редакторский контроль» и погружалась в повествование? Какой эпизод из омнибуса запомнился больше всего?

Про Тирианну — почти весь роман я думала, что мне интересно читать. Остальное, про Корландриля и Арадриана, шло как текст для редактирования. Эти герои меня немножко взбесили своей… несобранностью. Поэтому лекарством стало погружение в текст не как повествование, а как материал, который надо улучшить. Такое ощущение — только не надо бить меня ногами, фанаты этих персонажей! — что они страдали от чего-то иллюзорного, что сами и выдумали. А у Тирианны травма, которую она пытается в романе осмыслить, она хочет исцелиться, как мне показалось. Она герой более цельный.

Если не секрет, то над чем работаешь сейчас?

Недавно завершила повестушку об одном героическом возмутителе спокойствия. Он одной рукой творит беспредел, а второй спасает всех кого ни попадя.

Приступила к работе над очередным романом. Тематика та же, но там все эпичнее и трагичнее.