Вполне возможно, что в Black Library кто-то очень любит Космических Волков, ведь иначе бы про них не вышло больше всего романов, повестей и рассказов. В последнее время издательство «Фантастика Книжный Клуб» усилило натиск и издало сразу несколько книг, всецело посвященных этому ордену: два омнибуса с Рагнаровым шестикнижием, лимитку «Рагнар Чёрная Грива» и продолжение «Крови Асахейма» — роман «Зовущий Бурю». По материалам у нас на сайте вы могли легко понять: нам тоже нравятся Космические Волки. Часть из них уже вышла, а другая находится в процессе написания и редактирования. А пока это происходит, мы решили поговорить с Татьяной Михалёвой, редактором всех свежепереведённых книг про Волков.

Good Old Nerpach: Как ты начала заниматься редакторской деятельностью и как, собственно, оказалась в должности редактора «Вархаммера»?

Татьяна: Всегда любила читать, а потом поняла, что мне интересно ещё и редактировать (хотя одного без другого не может быть, разумеется). К тому же семинары по литературному редактированию на факультете журналистики МГУ, где я училась, оказали на меня влияние: я поняла, это то, чем я точно хочу заниматься. И занимаюсь. Это требует сосредоточенности, а я такой человек, который может долго сидеть над чем-то в прямом и переносном смысле — не думаю, что редактирование любит гиперактивных людей, мечущихся от увлечения к увлечению, от дела к делу.

GON: И давно работаешь редактором в ККФ?

Т: С февраля прошлого года. Редактирую переводы (обычно романов, недавно была повесть, сейчас работаю над трилогией и рассказами про эльдаров и комиксом про Тора). В процессе работы над текстом поглядываю в оригинал (всегда прошу оригиналы редактируемой книги, аннотации, справки об авторе) — переводчик может неверно передать смысл (но это, к счастью, бывает нечасто!), а я могу уточнять для себя, как именно построено то или иное высказывание, чтобы передать это по-русски лучше и правильнее. Иногда пишу примечания — особенно к историям про Волков, потому что там возникают такие моменты, которые стоит пояснять: как переводится та или иная реплика героя, которую автор приводит в романе по-исландски, к примеру.

GON: Как познакомилась с «Вархаммером», что в нём особо нравится, что интересно?

Т: Познакомилась совершенно внезапно! Подыскивала какую-то окололитературную подработку, а тут подруга прислала мне ссылку на объявление издательства ФКК, что они ищут редактора, который будет иметь дело с фантастикой (и любит ее, конечно). Я решила попробовать. До того момента я была знакома со, скажем так, классиками старой фантастики — Станиславом Лемом, Брэдбери, Стругацкими и их творчеством… Однако меня не смутило то, что «Вархаммер» — фантастика иного рода, и я откликнулась на объявление.

Мне прислали небольшой текст и попросили отредактировать его, я справилась — и мне дали первый роман. Это была «Каста огня» Фехервари. Я начала читать, исправлять, погрузилась в мир романа, процесс пошёл. Этот роман, что меня тронуло, написан в лавкрафтовском духе — все эти грибы, крабы, грязь, по которой герои бредут. Возник и вопрос, имеющий отношение к мифологии: у героини прозвище Ворон, у героя — Белая Ворона. Переводчик волновался, верен ли такой перевод, не будет ли путаницы. На самом деле всё логично: достаточно зловещая героиня имеет сверхспособности, поэтому она Ворон — птица, связанная в мифах со смертью, войной, прорицаниями. Герой же совершает проступок, поэтому в глазах окружающих он отщепенец — Белая Ворона. Сочетание мифологического плана с социальным — отличная находка автора! Такие вещи я отмечаю, разъясняю, если это необходимо. А потом мне дали Волков, ведь я в самом начале своего знакомства с Натальей сказала, что читаю и древнеисландскую литературу… и тут это оказалось кстати! смеётся

GON: Наталья (ответственный редактор издательства — прим. ред.) говорила, что у тебя исландский эпос входит в сферу научных интересов — это произошло уже после работы над «Асахеймом»?

Т: Нет, интерес к эпосу как раз был сначала! С самими мифами в пересказе я познакомилась, когда мне было лет восемь. Потом прочла эпос в переводе (в том, который является самым известным, который проще найти — в переводе Корсуна), а затем обнаружила, что есть целых три перевода на русский (читала все). Сейчас пытаюсь сделать собственный подстрочник «Старшей Эдды», что непросто…

Потом, около пяти лет назад, начала читать саги. История Волков построена и на мифах, и на сагах (мифы имеют общегерманское происхождение, а саги — плод именно исландской культуры). И то и другое оказало влияние на историю Волков.

Также я не так давно дописала свою кандидатскую диссертацию на тему «Исландские саги как средство коммуникации в средневековом обществе Исландии и Норвегии», но пока её не защитила. У нее вообще трагикомичная судьба: оказалось, что преподаватели на моем журфаке попросту не в курсе того, что такое саги (считают саги эпосом, а это ошибка), отсюда возникает непонимание моей темы, но также и преподаватели филфака МГУ не готовы дать слово человеку, который фактически находится вне научной школы со своими идеями, а школы всё-таки диктуют, что и как исследовать, ограничивают рамки в каком-то смысле. А у меня вдобавок работа на стыке филологии и журналистики! Планирую защищаться в Исландии (там моя тема не показалась абсурдной) и в целом не унываю: я освоила огромный материал, который теперь, в данный момент, позволяет мне работать с «Вархаммером» и Волками, да и просто является источником постоянного восторга.

GON: А когда дали роман про них на редактуру и ты приступила к вычитке, какие эмоции испытала?

Т: Я начала читать свой первый роман про Волков и поняла, что тут уже что-то совсем знакомое! Хотя у меня двойственное отношение к рецепции древнеисландского литературного наследия в настоящем. Есть интересные вещи, есть то, что вызывает у меня недоумение, хотя и там, и там это скорее дело вкуса. Популярный сериал «Викинги» мне почему-то не нравится, я пыталась смотреть, но не пошло. Сериал совершенно не в стиле той саги, по которой снят. Зато история Волков вообще не по конкретным сагам или мифам — это такая сборная солянка, что мне неожиданно пришлось по душе. В ней и архаика, и героизм! Там, к примеру, постоянно звучит тема инициации, в особенности воинской, — так, Рагнар стал сначала десантником, потом получил своё прозвище, совершив практически невозможное, убив чудовищного волка, и подобным образом новобранцы вступают в ряды Волков… а тема инициации очень часта в эпосе и сагах.

Примарх Волков являет собой удивительную смесь Тора и Одина — главных богов скандинавов согласно мифам и сагам. И Тор, и Один имели отношение к войне, хотя Тор при всей своей воинственности ближе к миру, чем к войне, он сражается со своими врагами ради поддержания порядка и благоденствия. Один — фигура зловещая, это уже война ради войны. Также он покровительствует всем, кто находится в пограничных состояниях (то есть воинам, поэтам, колдунам, провидцам). Русс как Тор — покровитель и защитник тех, кого надо защищать, борющийся с силами хаоса (например, со Змеей Срединного Мира — как и Тор в мифах противостоит Ёрмунганду), а как Один — показывает путь Волкам, выводит их на тропу войны, делает их непобедимыми. Как сказано у Кинга, Русс лично отобрал себе непобедимых воинов и ушел с ними на войну, а Волков, в числе которых Рагнар и герои «Крови…» и «Зовущего», он вдохновляет уже своим примером. В образе примарха много таких интересных деталей (скажем, на одиничность примарха указывает его знаменитое копье, на родство с Тором — необычайная физическая сила и другое оружие — Молот). Однако сама тема Волков — явно одиническая. Волки сравниваются то с берсерками, то с эйнхериями (последнее у Дембски-Боудена), а обе группы этих персонажей имеют отношение к Одину (хотя с аутентичными берсерками не все до конца ясно…).

Ещё важный момент: Кинг, Райт, Боуден и люди, ответственные за бэк Волков, явно читали саги! Иначе откуда они взяли бы знаковые имена для своих героев (наибольший пласт имён и названий появился во времена второй-третьей редакции кодекса, а сейчас авторы по большей части используют и развивают наработки людей, трудившихся раньше — прим. ред.). Стала читать романы про Волков — поняла, какие саги переведены на английский. До того момента я не думала о проблеме перевода саг на другие языки, читала их по-русски и, разумеется, в оригинале. Но когда я вижу героя с именем персонажа саги, который мне нравится, начинаю ощущать себя на одной волне с автором, который читал то же, что и я, и явно оказался вдохновленным прочитанным. И гордость за то, что это наследие древности остается востребованным спустя столько веков.

Однако используются не только имена героев саг. Авторы берут имена из эпоса (Бальдр, Гримнар, Вальтир) или даже придумывают собственные (полагаю, что Хафлои — авторское имя, хотя и созданное на основе имеющихся в сагах похожих имен типа Флоки, Флоси). С Хафлои было так, что переводчик писал окончание -й, а не -и, как должно быть с точки зрения правильного произношения. Вот такие моменты я отслеживаю и пишу подробные комментарии, что думаю по этому поводу, как предлагаю написать. Похожее было с Ёрундуром. Это имя — Jorundur — можно писать как Йорундур или как Ёрундур. Я предложила вариант с Ё-, поскольку Йо- ассоциируется у меня с тем, как подобные имена писались переводчиками, первыми вступившими на путь перевода с древнеисландского на русский. Это что-то архаичное. И хотя архаика и вообще дух саг и эпоса тут должны быть, я посчитала, что уместнее писать эти имена так, как они пишутся в классических переводах древнеисландской литературы на русский, так более знакомо для большей части аудитории.

GON: А есть ли ещё в книгах особенности, которые нельзя распознать сразу?

Т: В романе «Кровь Асахейма» мастер по имени Арьяк занимается ковкой мечей. Он искусный кузнец, но делает не так много — около одного меча в год, поскольку остальное сам же и отбраковывает. Далее автор замечает, что редко кому ярлы разрешали работать так усердно. Корректор был удивлен: почему, ведь меньше меча в год. Я советовала это оставить, причём дело даже не в том, дословно ли перевод передает оригинал (бывает, что переводчик допускает неточность, хотя тут все верно)! Кузнец — персонаж, во всех мифах обладающий зловещей, таинственной аурой, связанный с колдовством, поскольку имеет дело с железом (про особую роль железа в мифах — тема вообще отдельная), нередко делающий такие вещи, которые никто больше не в состоянии просто повторить (не то что сделать нечто схожее по качеству, не ориентируясь на ранее созданный образец), вдруг в романе, кажется, создаёт по одному непревзойденному мечу в год! Это просто возведение мифологического сюжета про чудо-кузнеца в энную степень. Вот такие подводные камни могут прятаться под нелогичными на первый взгляд ремарками автора. И убирать их не надо.

Также в романе «Кровь Асахейма» было такое стихотворение:

Чёрным станет солнце, землю поглотят моря,
Звёзды с небес сорвутся жарким вихрем огня,
Ярость зажжёт пар и пламя, вырвет жизнь из оков,
Весь горизонт станет красным до самых его облаков.

Это претерпевший два перевода отрывок из «Прорицания вёльвы» — самой известной песни исландского эпоса, который называется «Старшая Эдда». Я нашла перевод на английский, который читал Райт, чтобы удостовериться — это из «Эдды». Переводчик «Крови» сделал рифму. В оригинале на древнеисландском её нет (для красоты звучания у древних исландцев имелся другой поэтический приём — аллитерация, хотя кое-где конечные рифмы в стихотворных произведениях всё же встречаются, но это исключения до определённого момента). В переводах эпоса на русский — а у нас их три — тоже нет рифм, как и в оригинале, то есть для людей, читавших «Эдду» в переводе Корсуна, который считается основным переводом эпоса и который все читают, везде цитируют, это уже как будто другое произведение — ещё и размер отрывка в «Крови» нарушен, строки увеличены вдвое. Я предложила дать сноску, что это из эпоса, по мотивам самой известной песни, повествующей о гибели мира. Такие вещи, как мне кажется, создают атмосферу, показывают, что данное произведение имеет основу, опирается на нечто знаковое.

В том же романе есть ещё один кусочек из «Прорицания…» о том, что волк Фенрир вырвется на волю, когда начнется Рагнарёк. А Фенрир для истории о Волках очень важен. Его именем названа планета-родина Волков.

GON: А Кодекс-то Волков читала?

Т: Кодекс просмотрела (одну из редакций). Он для меня оказался уже скорее дополнительным источником сведений о Волках, основное я узнала из романов Кинга. (Просто ориентироваться на написание имен, прозвищ, топонимов стоит по книгам ФКК.) Но я и Кинга не всего успела! Так выходит, что я постоянно что-то редактирую, а это не так просто, как кажется. Читать проще. Одним словом, в этом всем вместе с редактированием можно погибнуть!!!

Еще про Кодекс. После того, как мне дали редактировать «Кровь Асахейма», я погуглила информацию про Волков, обнаружила, что у них есть Кодекс. Плюс ко всему у меня с самого начала был файл, в котором собраны все реалии «Вархаммера» — оригинальное написание, перевод, описание. То есть мне было куда заглядывать в поисках ответа на вопрос, как правильно пишется то или иное. В скачанном мной Кодексе Волков были, кстати, ошибки — некоторые вещи у ФКК принято писать по-другому. Так, названия оружия Волков (типа даусвьера) в оригиналах пишутся курсивом и со строчной — это скорее тип оружия, но не имя собственное, что мы и оставили в итоге. Однако у Волков есть и оружие, имеющее собственное имя, согласно реальной традиции скандинавов давать имена мечам, копьям. Почитав Кинга, я быстро разобралась в истории Волков, так что Кодекс оказался дополнительным источником сведений, справочником. Вообще я иду от текста, а Кодекс, насколько я понимаю, больше для тех, кто играет. Сама я не отказалась бы от пары-тройки фигурок, но не для игры, а ради эстетики!

Как-то раз я спросила у Натальи, что мне делать, всего так много, романов много, информации много, утонуть можно в этом. На что она ответила, никто не может знать всего, а с задачей редактирования я справляюсь хорошо. Но при этом я не чувствую, что незнание бэка мешает в работе — после меня ещё корректор работает над текстом (это больше, конечно, про качество текста), а потом отдельно эксперт.

GON: Эксперт?

Т: Насколько я знаю, с терминологической вычиткой нам помогает Дядюшка. Наталья говорила, что после перезапуска серии ситуация с переводом реалий была удручающая. Плюс отсутствие нашего собственного единого глоссария по вселенной — серьёзная проблема. В книгах уже сформировалась своя терминология (Хорус, Ультрамарины и пр.), и мы стараемся её придерживаться. Пока переводчики составляют подробные глоссарии к каждой книге, поддерживают друг с другом связь, помогают сверять глоссарии, проверять свои варианты перевода по макетам уже изданных книг. Также создается общий файл с реалиями. Если не ошибаюсь, то глоссарии последних книг по Ереси вычитывал Алексей Апанасевич — один из переводчиков этого цикла. Он очень бережно относится к реалиям вселенной и хорошо знаком с переводами прошлых книг.

GON: То есть такие вещи, как Ультрамарины, Жиллиман, Арбитрес — уже устоявшиеся? И изменение не планируется?

Т: И Ультрамарины, и Жиллиман — варианты перевода, которые имеют полное право на существование, это не ошибки. Ересь уже перевалила за 30-ю книгу. Ключевые имена и понятия поздно менять. Мне рассказывали, как в самых первых официальных переводах и на фордже еще несколько лет назад Льва переводили как Лиона (в имени примарха явная отсылка на поэта Лионеля Джонсона). (В последних книгах Льва называют исключительно The Lion, так что «Лион» отправился в бездну забвения — прим. ред.)

Есть один важный момент, о котором я непременно должна сказать, — это качество переводов. Мне понравился перевод «Крови», о чём я сказала Наталье. Над «Зовущим» тоже работал Никита Бахрамов, но при этом и перевод «Касты огня» Юрия Войтко мне очень понравился! Сейчас моя самая большая проблема — это перевод трилогии Торпа про эльдаров — там много работы. Хотя первый роман, к примеру, переведен так, что оказался подстрочником. С одной стороны, это облегчает работу (заглядываю в оригинал и вижу там всё точь-в-точь), с другой — правила русского языка никто не отменял, а моя задача заключается в том, чтобы сделать текст красивым, правильным. А так очень жду окончание трилогии от Райта и надеюсь, что Никита так же возьмётся за перевод (у перевода омнибуса Торпа очень тяжёлая творческая судьба — в частности, серьёзное изменение концепции после первого тома — и в сыром виде он по ряду причин напоминал творение д-ра Франкенштейна, так что Татьяне можно лишь пожелать удачи — прим. ред.).

GON: А про эльдаров что скажешь? Непривычно читать про них?

Т: На мой взгляд, эльдары тоже имеют вполне явные корни — из древнеирландской литературы. Прообразом послужили божественные представители племени Туата де Дананн (племя богини Дану, как их ещё именуют в древнеирландских источниках), пропущенные много раз через творчество более поздних писателей — так, Толкин списал своих эльфов с них, а от него, как мне кажется, идёт вся эта тема, потому что многие ориентируются именно на него. Хотя от той исходной атмосферы ничего не осталось. Со скандинавской культурой и литературой такого не происходит; видимо, у них больше пассионарности, чёткости, которая до сих пор привлекает аудиторию.

А вот устройство мира Волков взято из скандинавских мифов (недаром, как я уже отмечала, у Дембски-Боудена они названы эйнхериями) и тех саг, которые рисуют подобные воинские союзы (в них принимаются только лучшие из лучших, они, эти союзы, живут по собственным кодексам чести — яркий пример — йомсвикинги, о которых есть отдельная сага и которые упоминаются и в других исландских сагах). Простые же жители Фенриса обитают, как кажется, так, как жили древние племена задолго до эпохи викингов. Викинги жили в то время, когда и города уже были, и государства. Племена фенрисийцев кочуют с места на место — с рассказа о племени, в котором родился Бальдр — будущий Космический Волк — начинается «Зовущий Бурю». Поэтому будущие Волки проходят не одну инициацию, а несколько: будучи ещё младенцами, они должны «доказать» свое право на жизнь (потянуться к топору, а Бальдр интересуется и рунами, что делает его особенным), стать охотниками, а затем, оказавшись избранными Небесными Воинами, пройти испытания и не умереть (принять генное семя, избежать клыков Моркаи). От эйнхериев Волков отличает то, что последние становятся воинами не для финальной битвы в мире, где всё уже расписано, включая гибель и обновление этого мира, а для битв настоящего, везде, куда их призовут. Эйнхерии не покидают Вальхаллу, и хотя Волкам нет нужды спускаться обратно на планету, они не связаны логикой мифа так, как эйнхерии.

Что касается самого мира — планеты Фенрис и условий жизни её обитателей, то здесь тоже много мифологических заимствований. Во-первых, чередование необычайно холодной зимы и жаркого лета напоминает о том, как вообще возникла вселенная согласно мифам. Она появилась из пламени и льда: до начала всего было некое пустое пространство, на одной стороне которого находился лёд, на другой пылал огонь. Огонь подтапливал лёд, и из этой воды родились первые существа (великан Имир, корова Аудумла). Миф в целом тяготеет к простым оппозициям, в числе которых и холод — тепло, жизнь — смерть, свое — чужое (эти оппозиции важны для фенрисийцев, они постоянно балансируют на грани смерти и жизни, как и Волки).

Название мира — Фенрис — отсылает к имени волка, который должен согласно мифам в конце времен поглотить солнце и убить Одина. Освобождение Фенрира из плена вообще знаменует Рагнарёк. Думаю, что бэкописцы взяли имя Фенрира и сделали названием планеты для того, чтобы подчеркнуть суровость этого мира. Тут важно ещё вот что. Волк зовется Фенриром (Фенрир с -р на конце), мир — Фенрис (-с). Вероятно, кто-то мог заглянуть в оригинал эпоса и обнаружить там такую конструкцию: Fenrisulfr. С исландского это переводится как «Волк Фенрира», имя Фенрир в этом словосочетании стоит в родительном падеже. Волк Фенрира — это и есть сам Фенрир. Данная конструкция выражает особое понимание древними скандинавами отношения между предметом и его качествами. Получается, есть некий объект — существо по имени Фенрир, одно из свойств которого — волк (волчья природа). Не знаю, понимал ли это тот, кто дал миру название — имя в генетиве, но таким образом он подчеркнул (вольно или невольно), что планета суровая, что этот мир Фенрира, он как бы принадлежит Фенриру. И все здесь очень логично. Даже если автор и не знал, что это родительный падеж, просто убрав вторую часть слова.

Важно заметить, что Волки часто используют руны, гадают на них, пишут ими, обозначают ими разные объекты (например, члены Стаи обозначаются на дисплеях Волков рунами). Я обратила внимание на то, что авторы не используют оригинальные названия рун, а придумывают свои, некоторые из них, правда, имеют отдаленное сходство с исходными названиями. Кстати, с этими самыми исходными названиями всё не так просто, по поводу некоторых ведутся споры. И сама тема рун весьма спорная. Имеется профессия рунолога, рунолог должен обладать знаниями в таких областях, как филология, лингвистика, история, палеография, археология. Он имеет дело с предметами, на которых есть рунические надписи. Это могут быть камни, украшения, оружие, предметы быта (к примеру, гребни для волос, ларцы и др.), манускрипты. Магическая составляющая рунического искусства, без сомнений, была: для людей дописьменной эпохи сама идея о том, что можно что-то записать, наводила на мысль о чём-то божественном. Сейчас же много домыслов на тему того, как гадать, доходящих иной раз до абсурда. Однако в историях Волков тема рун подаётся весьма достойно, не возникает отторжения.

Вообще в романах про Волков много подобных узнаваемых предметов и названий. Например, слуги Волков называются кэрлами. Кэрл — крестьянин, простой человек. Ярл — вождь, предводитель. Единственное забавное изменение произошло с конунгом (изначально конунг — тоже правитель) — конунгур на Фенрисе — животное, на которое можно охотиться ради мяса.

GON: Ого. Ты ещё не начала писать научные статьи про то, как мифы и саги отражены в масскультуре?

Т: Думала, но я пока не столько материала собрала, чтобы писать что-то вроде статьи, хотя общее понимание у меня есть. Стремлюсь к полноте охвата материала, а тот материал, с которым работаю я, сам по себе огромен. И это только исходники! А если брать рецепции, то они ещё более разнообразны, могут опираться на более ранние рецепции, а ведь проблему рецепции рецепций никто не отменял! Но однажды я оформлю в виде научных работ все, что сейчас излагаю!

GON: Чем для тебя являются произведения «Вархаммера»? Наталья склоняется больше к тому, что это скорее фан-сервис. Строчан (Юрий Войтко, переводчик «Касты огня» — прим. ред.) говорит о том, что  «Ваха» порою проявляет себя, как качественная художественная литература. Что скажешь?

Т: Так как я иду не от игры, а от самих текстов «Вархаммера», то для меня это скорее литература, а не реклама игры. Сама игра и свод правил не смогут дать столько, сколько художественные произведения на ту же тему. Хотя в какой-то мере я согласна с Натальей. Так как авторов много, то надо полагать, что и качество их продукции должно быть разным. Фехервари написал хороший роман (и Строчан перевел его с сохранением нюансов оригинала — особенности речи героев интересно передал). Кинг очень хорош, Абнетт! Так что я бы сказала, что «Вархаммер» — это такая фантастика, которую интересно читать и которая рождается сейчас, в отличие от той фантастики, которая уже существует и стала классикой. Что-то из неё в будущем останется читаемой, что-то может отойти на второй план, забыться. Но это хорошая литература. Замечу в скобках, что нехорошей литературой я считаю Донцову, женские любовные романы и однообразное фэнтези, являющееся на деле всё теми же любовными романами. «Вархаммер» не таков! Там есть продуманность, разнообразие, отсылки и аллюзии.

GON: А помимо того, что редактировала и изучала для понимания Волков, что из вахакниг прочла? Что понравилось?

Т: Дело обстояло так. Я хотела прочитать помимо Волков, когда у меня появилось время, другие вещи Фехервари. Обычно я художественную литературу читаю с электронной книги (дома мало места, приобретаю в книжном варианте только научную литературу, только самое-самое необходимое и раритетное). Так вот я скачала и начала читать «Змеев заповедник» и обнаружила, что там море ошибок, деепричастные и причастные обороты не закрыты и прочее. Мне поплохело… Но так как Фехервари хорош, его я так не оставлю и поищу хорошо вычитанный файл для читалки. Дело в том, что я перед началом собственной работы с текстом стараюсь читать непременно хорошие тексты — переводы или то, что изначально написано на русском (так, перед «Кровью Асахейма» читала «Процесс» Кафки).

Если начнёте изучать «Тёмный Клубок» Фехервари, то не забудьте воспользоваться этой схемой — она заметно упростит вам жизнь.

На моё счастье, Кинг попался без ошибок. Начала читать еще «Ересь Хоруса», но успела немного совсем, так как работа с «Вархаммером» и комиксом про Тора занимает много свободного времени (а ведь помимо этой работы у меня есть и основная), то я пока что совмещаю чтение «Вархаммера», где я в роли редактора, с чтением других вещей (сейчас «Илиаду» почитываю), ибо испытываю необходимость в переключении с текста на текст.

А так редакторское чтение — процесс особый. И это отнюдь не быстро! Простой читатель успел бы за это время больше. Когда я завершу работу над трилогией про эльдаров, то обращусь как читатель к «Ереси». Хотя полагаю, что без редактуры не останусь!

GON: А сколько вообще времени уходит на редактирование? Вот тот же «Зовущий бурю» за сколько был вычитан?

Т: Каждая книга вычитывается за месяц, а потом несколько дней на снятие вопросов, которые могут возникать. Не скажу, что это просто! Подразумевается, что надо делать по несколько страниц в день, чтобы уложиться в срок.

GON: А из того что проверила за последний год — что было самым сложным?

Т: Хм… Пожалуй, самое сложное — это комикс про Тора, который ещё в работе. Я сделала всё от меня зависящее, чтобы не затягивать процесс (после вычитки над ним ещё художники работают, так как реплики-картинки надо нарисовать по-русски). Хотя объёмы меньше, усилий приходится прикладывать больше, чтобы всё было как можно ближе к оригиналу.

Романы про Волков и повесть Дембски-Боудена переведены здорово! Так что назвать что-то более трудным я не могу. Разве что «Зовущий» шёл уже по накатанной, а перед работой над «Кровью» я прочитала «Битву за Клык», чтобы понять, с чем имею дело.

Самое сложное для меня сейчас — эльдары! «Путь воина», к которому я возвращаюсь между Волками, Волками и снова Волками, требует правок едва ли не больше, чем все вещи до этого. Не знаю, как так вышло… («Путь воина» впервые вышел в 2013 году, на закате предыдущего цикла лицензирования BL. Возможно, дело в вынужденной спешке — прим. ред.) Но переводчики тоже должны уложиться в срок, поэтому редакторская работа остаётся редактору.

GON: Смотря на это с позиции себя сегодняшней и понимая, сколько надо усилий прикладывать для редактуры книг, вызвалась бы на эту работу тогда?

Т: Взялась бы за нее непременно, потому что это потрясающий опыт. Я и останавливаться не собираюсь при всей своей загрузке на основной работе. Единственное, что считаю для себя обязательным, это переключение с жанра на жанр, то есть чтение других вещей для тренировки мозга, поэтому не весь «Вархаммер» я успела прочесть! И некоторые научные изыскания я провожу и чередую всё это — пытаюсь сделать перевод одной исландской саги и пишу кое-какие статьи про рок-поэзию.

GON: Ты уже упоминала произведения, на которые ориентировались авторы книг о Волках. Чтобы ты советовала бы почитать из первоисточников людям, которым остро не хватает викинговости в крови?

Т: Про первоисточники вопрос сложный в первую очередь потому, что история Волков представляет собой ту драйвовую выжимку, которую её авторы извлекли из саг и эпоса. Эпос я советую, хотя и полагаю, что с ним многие и без того знакомы: я очень часто на форумах, посвященных теме викингов, и в разных тематических группах вижу цитаты из эпоса.

Имеется «Старшая Эдда» — поэтическая, не имеющая единого автора, и «Младшая Эдда» — прозаическая, сочинение исландца по имени Снорри Стурлусон. Саги более трудны для чтения, потому что при всех ожиданиях современного читателя они рассказывают не только о походах, подвигах, убийствах, но и о таких вещах, как судебные разбирательства. «Сага о Ньяле», одна из самых длинных саг, которая вдохновила создателей Ньяля Зовущего Бурю (только оттуда могло быть взято это имя), на треть состоит из описания судебного разбирательства! И это не говоря уже о подробных генеалогиях, которые есть в каждой саге и к которым надо привыкнуть, и отсутствия детальных описаний, которых могут ждать современные читатели.

При всем этом я рекомендую саги, ведь они послужили источниками вдохновения для авторов романов о Волках и читать их стоит. Это «Сага об Ингваре Путешественнике», «Сага о Гуннлауге Змеином Языке», «Сага об Эгиле», «Сага о Греттире», «Сага о йомсвикингах», «Сага о Рагнаре Кожаные Штаны», «Сага об Одде Стреле», «Сага об Эйрике Рыжем» (в которой говорится про путешествие на запад — скорее всего, в Америку, о чём сейчас ведутся споры на тему «было — не было») и другие (саг на самом деле очень много, просто не все у нас переведены). Я советую и скальдическую поэзию при всей её необычайной сложности, благо отличные переводы есть! Читатели непременно найдут в них то, от чего закипит кровь. Но ещё раз подчеркну: современные произведения на тему викингов (фильмы особенно) являют собой выжимки, рассчитанные на современного человека, привыкшего к несколько иному подходу к описаниям, выстраиванию композиции, особым финалам произведений, штампам (меня особенно смешит современное представление, что берсерки ели мухоморы для того, чтобы впадать в бешенство, хотя ни в одной саге ничего про мухоморы не сказано). Я даже видела шутливую инструкцию по чтению саг для тех, кто хочет, но не может сразу их осилить!

GON: На данный момент ты поработала лишь с текстами нескольких авторов из Black Library, из которых «мастодонтом» можно назвать лишь АДБ. С чьим произведением ты бы хотела поработать? Или тебе, наоборот, интересны тематики — кем бы хотела заняться после эльдаров?

Т: Мне скорее интересны тематики: Волки, конечно (а так как они написаны не одним автором, то можно сказать, что я и поработала, и познакомилась с несколькими), но пока, кажется, ничего о них не предвидится. И Фехервари мне понравился, будет что-то ещё из него — не откажусь (я бы тоже не отказался, чтобы Татьяна редактировала следующие переводы Петера — для единообразия — прим. ред.). После эльдаров спрошу у Натальи, что есть и что можно. Я начала читать цикл «Ересь Хоруса», так что если появится возможность редактировать произведения Абнетта, то будет здорово (понравился его стиль). Или Хейли… А там будет видно, кто следующий.

GON: Родственников и друзей уже подсадила на Ваху? Или пока держишь себя в руках и особо не распространяешься?

Т: Как-то так выходит, что никто из моих коллег, друзей и родичей не знаком с «Вархаммером» (например, некоторые подруги предпочитают либо классическую литературу, либо, если речь о современной литературе, что-то более лёгкое типа фэнтези с элементами женских любовных романов). Когда я что-то им рассказываю, то это касается рабочих моментов (об особенностях редактуры, оригинала, перевода и т. п.). Маме — тому человеку, который слушает меня всегда самым внимательным образом, читаю лекции по рецепции исландской литературы на примере мира Космических Волков.

На данный момент оба комикса, которые редактировала Татьяна — Thor: The Goddes of Thunder и Thor: God of Thunder от Джейсона Аарона — находятся у верстальщиков.

Но также (это моя мечта) я была бы очень рада, если бы мне дали редактировать и другие комиксы помимо Тора! Дело тут не только в том, что можно редактировать какой-либо текст, а в том, что это тот случай, когда интересная для меня работа по редактированию сочетается с захватывающей историей. О таком удачном сочетании можно мечтать: не думаю, что каждому редактору так везет (скажем, на своей основной работе я занимаюсь другим, хотя тоже интересным делом, касающимся редактирования, но без историй).

GON: Так Тора ж редактируешь, или этого мало?

Т: Да, Тора редактирую. Совсем недавно завершился этот этап, которому я посвятила много времени! Полгода, если мне память не изменяет. Мне обещали дать просмотреть и свёрстанный комикс, на всякий случай. Я совмещала до недавнего времени Ваху с Тором, а комиксы взялась редактировать потому, что почувствовала к ним интерес . Для меня всё началось с экранизаций, затем я стала размышлять над особенностями комикса как жанра (тут я тоже вижу рецепции, они различны, есть более скрытые, есть явные), а теперь перешла к текстам.

GON: Сейчас ты уже редактируешь трилогию про эльдаров, а что ещё находится на редактуре ФКК?

Т: Ну, обо всём не знаю, но лимитка «Магнус Красный. Повелитель Просперо», омнибусы «Кровавые Ангелы» и The Beast Arises (всего их будет четыре, по три книги в каждом) и какие-то книги по «Ереси» уже точно в работе. А ещё Pharos и War Without End ушли в печать!

Материалы по теме

«В среднем цикл подготовки книги от заказа переводчику до появления на прилавках длится от 9 месяцев до года» Интервью с переводчиком книг по вселенной Warhammer 40,000 Строчаном

«Человек, работающий с Warhammer, должен быть просто сверхсуществом!» Интервью с редактором серии Warhammer издательства ККФ Натальей Крайневой

О том как развивался и олитературивался мир вархаммера в контексте омнибуса «Космические волки»

Книжный Warhammer 40,000. С чего начать, чтобы не попасть на адский поезд Уриэля Вентриса

Фотография для поста взята вот здесь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.