Аарон Дембски-Боуден в первую очередь известен как автор произведений о космодесантниках-предателях. Трилогия о Повелителях Ночи, «Первый Еретик», «Предатель», «Принц Воронья», «Коготь Хоруса» и «Чёрный Легион» — именно эти истории формируют образ Аарона как писателя Black Library. В свою очередь «Кровь Кадии», «Повелитель Человечества», «Рагнар» и «Дар Императора» ощущаются как что-то ненормальное, сбой системы, по логике которой Аарон должен всю свою жизнь писать лишь о хаоситах. И тем приятнее осознавать, что его истории о лоялистах хороши. А «Дар Императора» и вовсе один из лучших соло-романов, написанных про имперских Астартес.

Когда-то Серые Рыцари не были теми, кем они являются сейчас. Орден, само существование которого окутано тайнами и все, кто о нём знают, подлежат уничтожению (если, конечно, они не служат Инквизиции). До того, как Мэттью Вард взялся за сынов Титана, у них не было своего кодекса, а вся информация о них содержалась в журналах White Dwarf, да в кодексе «Охотники на демонов». Они были одними из. В пятой редакции они обрели самость.

Лучше всего разницу между старыми Серыми Рыцарями и новыми можно увидеть, сравнив трилогию Бэна Каунтера, которая выходила в начале нулевых, и «Дар Императора». Как признаётся сам Дембски-Боуден в предисловии, роман был готов наполовину, когда вышел кодекс пятой редакции. И он мгновенно «превратил всё написанное в барахло».

Герои Каунтера, по сути, обычные космодесантники, которые сражаются с еретиками-хаоситами мечом и болтером, время от времени используя силы варпа. Герои Аарона — это могучие псайкеры, объединённые в отрядах не только узами братства, но и психическими силами. Главный герой романа — Гиперион — ощущает своих братьев на ментальном уровне. Потеря одного из них не просто экзистенциальная драма, но и метафизическая. И она оставляет вполне реальную пустоту в картине его мира.

Трудно сказать, когда именно авторы Black Library начали активно использовать психоречь в своих произведениях. Но вполне очевидно, что на каком-то этапе был разработан подход к тому, как следует описывать восприятие людей, обладающих психическими силами. Не скажу, что это изменило всё, но точно заметно преобразило литературу по вселенной. «Дар Императора» в этом аспекте — наглядный пример того, сколько было сделано на этом поприще. А насколько важен такой прием, можно судить по «Алому Королю» Макнилла, где используется 4 или 5 видов уникального оформления специфической прямой речи, и это превосходно работает на атмосферу.

Гиперион, как и все Серые Рыцари, видит мир с помощью шести чувств. Для него это так же естественно, как для нас видеть или слышать. Он ловит поверхностные мысли людей, способен распознать их самые потаённые чувства и может заглянуть в глубины их разумов так искусно, что это даже сложно будет заметить. Но при этом он является Космическим Десантником, генетически улучшенным человеком, монахом-воином, вся жизнь которого посвящена сражениям. С одной стороны его ограничивает его воспитание. С другой — его природа. Ярче всего это заметно в одной из сцен в финале, когда он думает о том, что не способен определить, красива девушка, стоящая перед ним, или нет. Асексуальность, обусловленная генетическим перестроением, накладывается на некую форму военизированного аутизма, который так или иначе проявляется у всех космодесантников. И именно это знание позволяет как нельзя лучше увидеть человечность Гипериона.

Главная прелесть «Дара Императора» в принципе в этом и состоит — в его реалистичности. Аарон жёстко отделяет запретное для большей части Империума знание от доступного. Именно поэтому в первой войне за Армагеддон сражения происходили за пределами ульев, именно поэтому Космические Волки чуть позже решили противостоять Инквизиции — потому что в Империуме само знание о демонах представляет опасность. И если о демонах мог узнать хоть один из тысячи, да даже один из миллиона — Инквизиция пусть и не единогласно, но решила уничтожить всё население, чтобы потом спокойно заселить мир заново.

Неизвестно, кто мог поддаться порче.

В этот мир ступил сам Ангрон, демонический Лорд Двенадцатого. За ним в реальность хлынули орды демонов, а с небес лился кровавый дождь. И сотня Серых Рыцарей отдала свои жизни, чтобы он не продвинулся дальше.

Не менее важным является и то, как роман выстроен. Он не сконцентрирован вокруг одного сражения, хотя и мог бы — авторам порой выпадает писать сотни страниц и про менее интересные битвы. Наоборот, Аарон рассказывает интересную историю, в которой находится место первой войне за Армагеддон. Он выцепляет всего одно сражение, но описывает его с максимальной отдачей. А потом бросает читателя в гущу этических дилемм и общую неопределённость. Вся история описывается от лица всего лишь одного персонажа, Гипериона. Многие события предстают не в «общем описании», а будучи пропущенными через субъективный взгляд Серого Рыцаря. И это работает — произведение цепляет очень сильно.

Если по каким-то причинам вы упустили этот роман из виду, я очень советую его прочитать. Благо совсем недавно вышел дополнительный тираж.