Император — одна из самых загадочных фигур во всей вселенной Warhammer 40,000. Вокруг его личности выстроена вся история человечества в мрачном и далёком будущем, но ни его настоящее имя (которое ему заменяет титул), ни история его происхождения нам доподлинно неизвестна. И, на первый взгляд, именно произведение «Повелитель Человечества» должно было пролить чуть больше света на происхождение Императора.

То тут, то там, то жирными мазками, то полунамёками приоткрывалась тайна Eго происхождения и Его видение вселенной. В «Механикуме» Он предположительно пленил Дракона Пустоты и являлся на Марс. В «Духе Мщения» стало понятно, какой путь Он прошёл, чтобы обрести своё могущество. В «Пути Небес» нам рассказали, над каким именно устройством Он работал в катакомбах под Дворцом.

И, казалось бы, вот оно, то произведение, которое должно дать если не все ответы, то как минимум множество из них. Однако на деле, роман Дембски-Боудена дал больше вопросов, чем ответов. И это одновременно и очень здорово, и довольно обидно.

Исключительность романа «Повелитель человечества» состоит в том, что почти все первостепенные персонажи лично знакомы с Императором, а потому имеют собственное мнение касаемо Его личности и природы. Кто-то из них вполне справедливо задаётся вопросами: «А человек ли Он вообще? Ты когда-нибудь видел, как Он дышал?» Покуда в большинстве произведений Император остаётся образом, идеей и в лучшем случае воспоминанием, здесь Он предстаёт перед героями во плоти. Но Ему не нужно постоянно находится с ними рядом, чтобы Его присутствие было очевидно, а название романа оправдано — это Императорский Дворец, это место, где присутствие Императора ощущается во всём.

Если вы активно следите за творчеством Дембски-Боудена, то знаете, насколько он любит вводить обилие второстепенных персонажей и забираться им в головы. В «Даре Императора» и «Когте Хоруса» это было пси-касание, в «Повелителе Человечества» — это подробные вставки с точки зрения нескольких десятков героев. Таким способом он банально набивает символы, но сколь искусно он это делает! Почти каждое погружение в персонажа сопровождается ярким эмоциональным восприятием окружающей действительности. Космодесантник успокаивает маленького мальчика, потерявшего родителей, пока кустодий презрительно смотрит на пострадавших от войны беженцев. Баронесса с почти что неприкрытым сексуальным желанием рассматривает космодесантника. Модифицированный адепт Механикус с ужасом осознаёт, что у неё больше нет лёгких, и что дышать она может лишь тогда, когда не пытается этого не делать. В результате история предстаёт в фрагментарной, но очень эмоциональной форме.

Несмотря на весьма своеобразную форму «Повелитель Человечества» остаётся романом об Императоре, но Императора здесь ровно столько, сколько нужно, чтобы каждое Его появление пробирало до мурашек. Он уже прикован к Золотому Трону, а потому общается с миром лишь через кустодиев. Его появления — это, за исключением одного случая, воспоминания. Воспоминания как самого Императора о своём прошлом, так и воспоминания других о времени, проведённом подле Него. И каждый раз это очень страшные сцены, ведь поднимаемые там вопросы — это вопросы существования Галактики в человеческом её представлении. И когда в самом начале Император говорит о том, что если Он встанет с Золотого Трона, то человечество лишится будущего — ты веришь Ему. А потом вспоминаешь, во что превратился Империум, и ужасаешься.

Самое большое преступление, которое можно сделать при чтении романа — это читать его быстро, стремясь к финалу. Из-за этого легко упустить истинный смысл некоторых фраз и тяжесть отдельных мыслей. Поэтому роман стоит прочесть второй раз, но теперь уже никуда не спешить.

И тогда тот эмоциональный эффект, который способен возникнуть при прочтении, лишь усилится. Ты уже точно знаешь, что Император встанет с Золотого Трона, чтобы затем усесться на него уже навсегда. Ты уже точно знаешь, что у человечества не останется иного пути к звёздам, кроме как через варп. Ты уже понимаешь, насколько важные события развернулись в этой книге. И ты ничегошеньки не можешь с этим поделать. Император пророчески утверждает, что вся раса может потерять надежду на иной путь развития. И в финале романа так и происходит.

Хаос побеждает.

Пока ещё формально, но другого пути больше нет.

Раса, что ярко горит в варпе, теряет шанс избавиться от нужды в нём.

Демон «Конец Империй» — одна из самых интересных находок романа. Сущность, рождённая из первого убийство брата братом не из-за необходимости, но из-за зависти. Совсем неудивительно, что именно этот демон явился за Императором.

Вся тяжесть ошибки Магнуса проявляется лишь здесь. Место в Паутине, которое защищают лоялисты, в качестве злой шутки порой называют Глупостью Магнуса. Это вроде бы добродушное, но при этом пафосное сочетание (английское Folly также означает «опрометчивость» или «безрассудство») лишь подчеркивает ту лёгкость, с которой планы Императора оказались разрушены. Не Хорус, решившийся на предательство, а чересчур верный Магнус оказывается причиной, по которой мир сорокового тысячелетия именно таков, каков он есть.

И после этого остаётся не так уж много вариантов.

Человечество остаётся перед лицом неизбежности: оно может или сопротивляться Хаосу и гнить медленно, или поддаться ему и сгореть быстро и, может быть, даже в процессе этого выжечь Эмпиреи. Именно эту полуправду некогда показали Альфарию ксеносы. И именно эта полуправда в «Повелителе человечества» становится истиной.

Ирония всей этой ситуации заключается в том, что независимость от варпа — это не мечта Императора, это единственный путь, идя по которому человечество могло обрести свободу в мире Warhammer 40,000. Не технический прогресс, не отказ от религий и проявлений веры являлись мечтой Императора. Он стремился сбить с людей оковы Имматериума.

И именно эта мечта умирает в финале.

Ни Осада Терры является кульминацией этой истории. Кульминация происходит в «Повелителе человечества».

И после этого шанса на самую главную победу не остаётся вовсе.