За каждой выходящей на русском языке книгой стоит целая команда специалистов. Они переводят, редактируют и корректируют произведения, чтобы произведения были просты и понятны для восприятия. Это труд, который зачастую оказывается неочевиден для читателя. В рубрике «Издательские будни» я буду разговаривать с людьми, которые занимаются подготовкой книг к изданию. Вопросы будут примерно одинаковыми.

Наталия Ершова занимается редактированием и корректурой книг в издательстве «Фантастика Книжный Клуб». Она работала над омнибусом Железных Воинов, «Шас’о», романами «Кхарн. Пожиратель Миров», «Фабий Байл. Повелитель Клонов» и другими. По образованию Наталия — литературный редактор. Она работает выпускающим редактором в ФКК, а в свободное от работы время воспитывает щенка скотч-терьера.

Good Old Nerpach: Ты уже давно работаешь над сороковником. Можешь сказать, что стала «фанатом» вселенной или твои взаимоотношения с миром так и осталось «узкопрофессиональными»?

Наталия: Хотя я уже несколько лет сотрудничаю с ККФ, часто была занята на проектах вне Вархаммера, поэтому продолжаю узнавать вселенную, и она все больше мне нравится. Не фанат, но любопытный неофит.

«Королевский клинок» — первая книга, над которой ты работала в качестве выпускающего редактора. Как ощущения?

Фантастические) Ты держишь будущую книгу в своих руках и можешь сделать с ней, что захочешь: поменять слова, придумать примечание, подвинуть картинку на обложке, выбрать шрифт для заглавия. Это очень приятно. Конечно, есть и другая сторона медали. Признаюсь, мне заранее страшно, ведь «Клинок» могут раскритиковать.

В чём заключается ключевая разница между редактором и выпускающим редактором?

У них разные задачи. Литред работает с текстом. Обычно львиную долю времени он тратит на борьбу с банальными стилистическими ошибками. Скажем, если переводчик оставил слово «орк» несколько раз подряд — меняет на «зеленокожий», «ксенос», «чужак», «гигант», «клыкастая тварь» и так далее по кругу. Увы, в романах BL иногда попадаются, например, целые страницы диалогов, где фразы заканчиваются так: «сказал брат Примус» / «ответил брат Секундус». Приходится приложить изрядные усилия и вспомнить множество синонимов, чтобы перевод не выглядел тяжело и при этом соответствовал настроению оригинала.

Неопытный переводчик может построить фразы по законам английского синтаксиса, а иногда и не слишком хорошо владеет русским — мне запомнилась «ферма по выращиванию гроксов размером с целый континент» (в захудалом аграрном мире, где все население от мала до велика готовило тушенку для Имперской Гвардии; увы, мясные ящеры были обычного размера) . А еще я собственноручно правила «Глаза хаосита перескакивали с одного лица на другое». Свидетельствую, такое встречается не только на Баше!)

Порой невнимательность порождает фактические ошибки. В «Пожирателе Миров» был эпизод, когда несколько Астартес решили оборвать жизнь находившегося в коме Кхарна, но чемпион пробудился и голыми руками сокрушил предателей. Описание этой эпической битвы перемежалось рефреном «Еще один убит». Все бы хорошо, но в итоге космодесантников погибло больше, чем вошло в камеру. Выяснилось, что в оригинале фраза звучала: «Еще один выведен из боя», — но переводчик предпочел короткий и яркий вариант, забыв при этом пересчитать изменников по головам. Такие вещи тоже должен отслеживать литературный редактор.

А выпускающий — это руководитель проекта, да простят меня фанаты за сравнение, комиссар своего маленького отряда. Ему нужно подобрать для книги переводчика (при этом хорошо помнить сферу интересов, любимые расы и ордены каждого), литредактора (для новичков — более опытного), двух корректоров, художника и верстальщика, а в сложных случаях еще и попросить о помощи эксперта (огромное спасибо Юрию Войтко за терминологическую редактуру!).

Обязанность выпускающего — не только орать: «Мы сделаем это! Без халтуры! Без промедления!», но и найти ответ на любой вопрос — а они неизбежно возникают при подготовке издания. Каждый из участников процесса передает ему результат своей работы, и нужно проверить, все ли в порядке, м.б. предложить другой вариант, отследить, верно ли внесена правка. (Бывают забавные казусы: в «Клинке» корректор во фразе «Она превратилась в разъяренную, вопящую под потолком банши» поставила замену: «башни».) Меня саму пока еще страхует Наталья Кириенко, за что я ей очень благодарна.

Попробовав себя в новой роли, что скажешь — раньше было лучше или нет?

Новое положение позволяет мне в любой момент вернуться на предыдущую ступень, назначив саму себя редактором книги, которую очень хочется прочитать.

Что для тебя было сложным при работе над романом?

Найти для него переводчика — пришлось выставить объявление о новом наборе и оценить способности нескольких десятков претендентов. Ведь у нас сразу два требования: грамотная литературная речь и знание реалий вселенной. Редкая удача, когда соискатель демонстрирует оба эти полезных навыка, и я очень надеюсь, что Артем Пищулин, для которого роман стал дебютом, останется в ККФ надолго.

Сколько в сумме велась работа над романом «Королевский клинок»?

Поскольку Артем согласился присылать отдельные главы по мере готовности, подготовка прошла быстро и заняла около пяти месяцев. Увы, из-за технических накладок книга надолго зависла в типографии.

Был какой-то трудный момент, решение которого принесло особое удовлетворение?

Роман написан очень легко, и проблем с переводом не было, за исключением одной небольшой детали. В книге есть намеки на то, что двое старых друзей когда-то были влюблены в одну девушку. И вот отвергнутый вдруг в разговоре называет дочь счастливого соперника своей фамилией. Что это: пропущенная сотрудниками BL опечатка, злонамеренная ложь героя или завязка индийской мелодрамы для следующего тома?

Мы могли написать в Англию и спросить об этом самого автора, но менеджер по России как раз уходил в отпуск, сдача книги еще затянулась бы… Так что было принято волевое решение поменять это спорное обращение на «моя девочка», благо характер персонажа позволяет подобную фамильярность.

Если тебя разбудить ночью и спросить про работу над книгой, что первое назовёшь не думая?

Отвечу на вопрос, который всех интересует, — когда выйдет следующая книга.

Рыцари — редкий зверь в книгах по сороковнику. Что нового для себя узнала и каково было работать над этой темой?

Первой книгой по Вархаммеру, которую я прочла, стал доверенный мне ККФ известный роман «Мертвецы идут», полный кромешного отчаяния. Потом — «Ледяная гвардия», где множество людей погибло, чтобы спасти проповедника, давно погрязшего во грехах и предавшего свою веру. И так далее — как известно, сам термин «гримдарк» родился из легендарной вводки «In the grim darkness of the far future, there is only war!». Поэтому я ожидала, что битвы титанов будут изображены с трагизмом не меньшим, чем в «Железном шторме», а персонажи, проявившие героизм и благородство, примут самую мучительную смерть. Но все оказалось не так.

В отличие от Астартес, у которых из родни только братья и портрет примарха, рыцари получают свой титул по наследству, и часто в бой идут несколько поколений одной семьи. Кстати, включая женщин — очень редкая для вселенной возможность понаблюдать за отважными воительницами в супердоспехах и без тех оков, что накладывает на разум пламенный фанатизм Адепта Сороритас.

Конечно, это задает совсем другой тон повествованию. Здесь есть и юмор, и пара сцен настолько мирных, что они могли бы послужить заставками в аниме Хаяо Миядзаки, — разумеется, это лишь мгновения передышки между сражениями.

Главные герои романа, по сути, «взрослые подростки». А это редкость для произведений (космические десантники из работ нулевых не в счёт). На твой взгляд, это стало органичной частью произведения?

Полагаю, это даже не органичная часть, а основа замысла. Вселенная Вархаммера постоянно расширяется, авторы BL пробуют новые жанры: юмор, детектив, ужасы, высокий психологизм, как у Фехервари… Конечно, идея добавить сюда роман взросления очень рискованная.

Главный герой — застенчивый подросток, который любит читать и не может найти девушку, кажется себе ничтожным, но вынужден принять ответственность и отправиться спасать мир. Да, это совсем не похоже на классический сороковник. Зато многим напомнит аниме или книги Крапивина, например, — что-то из детства, нежно любимое, теперь или прежде.

Какой момент из произведения тебе запомнился больше всего?

Начало первой главы. Мы включили его в тест для новичков, так что мне пришлось прочесть около 60 переводов этого отрывка. До сих пор помню фразы наизусть)

Как думаешь, кому в первую очередь понравится эта книга?

Я была удивлена и очень обрадована, когда анонс «Клинка» в нашей группе ВК за несколько дней посмотрели 35 000 человек. Англоязычные читатели уже дали роману высокую оценку, надеюсь, и в России он найдет поклонников. Может быть, секрет успеха — в том, что действие происходит в изолированном мире: книгу можно рекомендовать тем, кто еще не знаком со вселенной и пока, скажем, не получает удовольствия от расследований, кто именно из примархов не предавал. Но и верным фанатам наверняка будет интересно больше узнать о средневековых европейских аристократах на службе у Императора Человечества.

Если не секрет, над чем работаешь сейчас?

Артем уже передал мне первые главы продолжения — «Рыцарского клинка». Поэтому есть шансы, что разрыв между выходом частей дилогии будет не слишком большим. Кроме того, в перевод отдан еще один роман Кларка — «Саван ночи», захватывающая история с участием Альфа-Легиона и Сестер Битвы.

Скоро должен уйти в печать огромный омнибус Армагеддона с любимым многими «Хельсричем», в перспективе — крупный сборник Караула Смерти, «Внешняя тьма» — вторая книга о таинственных Кархародонах, «„Император“. Гнев Омниссии» — роман Гэва Торпа о буднях Адептус Механикус, настолько необычный, что переводчик охарактеризовал его словами «Вархаммер, киберпанк, мелодрама, комедия, нуар…». И это только часть планов)