«Ересь» стремительно несётся к завершению. В «Пути Небес» первый из лояльных примархов, Джагатай-хан, прилетел на Терру. «Старая Земля» стала очередным звоночком, что Осада как никогда близко — к месту главного противостояния должен был прибыть Вулкан, уже второй по счёту примарх.

Роман «Старая Земля» начинается с того момента, на котором закончился «Смертельный Огонь» — из пепла Ноктюрна вышел обновлённый Вулкан. Получив подсказку от Эльдрада Ультрана, он понимает: его путь лежит прямиком к Императорскому Дворцу. Взяв с собой лишь самых приближённых сынов, примарх отправляется в путешествие по паутине.

Примерно в этот момент читателей ждёт первый поворот: пусть на обложке романа и стоит Вулкан, примерно половину времени будет уделено не ему, а Шадраку Медузону. В послесловии Кайм без утаек расскажет: в планах было написать роман про Железную Десятку, но из-за плотного графика пришлось импровизировать. Историю Вулкана пришлось изменить, выкинув из неё подсюжет про Громовых Воинов. Позже, правда, Кайм выпустит рассказ «Грёзы о Единстве» — быть автором и редактором одного цикла удобно.

Одна из главных задач «Старой Земли» — завершение сюжетных линий, которым не будет места во время «Осады». Вулкан должен быть на Терре, когда предатели вторгнуться в систему Сол. Шадрак Медузон и Разбитые Легионы должны «выйти из игры» и перестать мешать предателям собирать силы для решающего рывка. Вечные и Кабал должны понять, какое место они занимают в «Ереси».

Играть свою роль

Центральный конфликт всего произведения — желание или нежелание персонажей играть отведённую им роль. Ярче всего он раскрывается на примере Вулкана и Медузона/Железных Отцов.

Вулкан практически мгновенно соглашается с тем, что его участие в «игре примархов» завершилось. Он, конечно, может снова собрать легион и во главе огромного флота отправится сражаться с предателями. Но он не будет этого делать, а когда у него возникнет возможность взять на себя командование космическим сражением, он ограничится одной короткой вылазкой.

Вулкан участвует в сеансе психотерапии для Десятого легиона.

Медузон и Железные Отцы наоборот: считают, что Разбитые легионы должны снова стать единой армадой, кулаком, способным перебить хребет Хорусу. Разница лишь в мелочах: Железную Десятку можно собрать воедино волей Медузона, а можно и перековать совместными усилиями клановых лидеров.

Разбитые легионы были придуманы специально для цикла книг, дабы заполнить сюжетный вакуум. Но они стали абсолютно логичным дополнением для истории. Партизанские отряды, действующие в тылу врага, могли замедлять противника. Манёвренность и скрытность была их силой. Вот только если ты привык воевать открыто и настойчиво, то подобная тактика может стать смертельной. Выбрав путь объединения сил, Разбитые легионы пошли коротким путём к окончательному их истреблению.

Во время прочтения у вас вполне может сложить ощущение, что Десятый легион медленно начал сходить с ума где-то на седьмом году войны. Этот путь, увы, был показан недостаточно органично, поэтому вполне может показаться, что Кайм «недожал» в определённых моментах — в помешательстве Отцов, в упёртости Медузона. Однако вот в чём дело: подобная топорность Десятого показывается уже не в первый раз.

Позиция авторов «Ереси» на удивление однозначно в отношении сынов Медузы: они упёрты до фанатизма. Горгон в своей повести был показан как воин, способный сокрушать своёй волей горы. Его упёртость была столь сверхчеловеческой, что не выглядела со стороны как недостаток. Обычным космодесантником было далеко до своего генетического прародителя. А поэтому их слепой фанатизм является вполне уместным.

Неприкаянные души

В романе «Легион» Дэн Абнетт не только ввёл в повествование Омегона, брата-близнеца Альфария, но и объединение разумных рас «Кабал». Эта «третья сторона» играла на противоречиях внутри Империума и имела своё видение того, как нужно победить Хаос.

Члены Кабала сыграли свою роль в «Забытой Империи» Абнетта. В остальном… они оказались «неизвестной величиной» в рамках «Ереси». Конфликт людей должен был оставаться конфликтом людей.

Примарх направляется к вратам Паутины на Ноктюрне.

На мета-уровне Ультран является прямым литературным воплощением Кайма в романе. Он дёргает за ниточки, открывает магические двери, когда то оказывается необходимо, и объясняет героям, что с ними может произойти в дальнейшем. Когда провидец говорит о «колебаниях нитей», объясняя необходимость уничтожения Кабала, он говорит голосом Кайма-редактора: «Мы не знаем, что делать с этими персонажами».

«Старая Земля» — одно из лучших произведений Кайма. Роман настолько искрится от необходимости закрыть сюжетные линии Медузона, Вулкана и Кабала, что вообще оказывается удивительным, когда понимаешь: он «работает». Это явный пример «редакторского заказа», который стал для Ника «редакторской необходимостью». И более чем удивительно, что это получилась очень пристойная книга.

Экземпляр на рецензирование предоставлен издательством «Фантастика Книжный Клуб» и магазином ffan.ru.