В Black Library любят лимитки. И не только из-за их эстетически прекрасного внешнего вида или внутреннего наполнения, но и потому, что они приносят хорошие деньги. Однажды любовь BL к ограниченным изданиям чуть не вышла им самим боком, но сегодняшний разговор пойдёт о лимитке, которая добралась до русскоязычного читателя в не совсем стандартном виде: увеличенном формате и малом тираже ограниченного издания. Сегодня мы обсудим первую книгу нового цикла Horus Heresy: The Primarchs — повесть «Робаут Жиллиман. Владыка Ультрамара» и постараемся понять, не вышел ли первый блин в этой серии комом.

Уничтожение Монархии и публичное унижение Несущих Слово сказалось на Жиллимане чуть больше, чем об этом можно было судить на первый взгляд. Даже спустя пару лет мысли о той трагедии не оставляли Тринадцатого примарха. И когда его экспедиционный флот прибыл на орбиту планеты Тоас, Жиллиман понял, что сможет искупить вину за содеянное хотя бы в своих глазах. В этом мире, ныне захваченном орками, некогда существовала человеческая цивилизация, после которой осталась лишь рукотворная гряда пирамид и уйма фресок внутри их стен. Если на Монархии Робаут уничтожил целую цивилизацию, то на Тоасе он возжелал сохранить память о людях, сотни лет назад живших здесь. В общем, он решил провести операцию по уничтожению орков как можно более аккуратно. И, разумеется, подобное решение примарха пришлось по вкусу не всем Ультрамаринам: космодесантники-разрушители из 22-го ордена «Немезида» вновь оказались в стороне от военных операций.

Сыны Жиллимана не просто так считаются самым образцовым орденом даже в сороковом тысячелетии: они всё так же воплощают идеалы своего генетического отца и следуют Кодексу точнее всех остальных, ведь для них он и был написан Жиллиманом в первую очередь. До столкновения с Несущими Слово на Калте XIII легион насчитывал почти 250 тысяч космодесантников и был самым многочисленным. Каждый орден состоял из десяти тысяч воинов и был универсальной боевой единицей, способной заменить любую ей подобную. Именно к этому единообразию стремился Робаут, когда только принял командование своим Легионом, и в момент сражения на Тоасе в число его задач как раз входило преобразование «Немезиды» в образцовый Орден его войска. И именно эта сюжетная арка является самой объёмной в повести, уступая по размеру лишь длительному сражению с орками на поверхности Тоаса.

Ультрамарины — образчики воинской дисциплины. Орки — воины, которые напрочь лишены способностей к организации сражения. Первые берут тактикой и логикой, вторые — тупой силой и яростью. Они воплощают в себе две крайности войны, и именно этот контраст позволяет авторам создать интересное произведение.

Подробно о творческих способностях Дэвида Аннандейла я писал не так давно: он очень любит монстров, пишет среднего качества болтерпорно и в целом умеет нагнетать саспенс. Стоило ли давать ему писать историю, в которой он заведомо не мог дать волю своим способностям, вопрос спорный. Орки сами по себе — не самый интересный противник для книг про космодесантников. Когда с ними сталкиваются гвардейцы, эльдары или хаоситы — ещё куда ни шло, но столкновение лбами зеленокожихи космодесантников — это, черт побери, чуть ли не главный шаблон вселенной. Абсолютный мейнстрим. Чтобы написать книгу о подобном изобретательно и интересно, нужно обладать недюжинным талантом, которого, к сожалению, у Аннадейла нет. Почти две трети повести отведены на сражения с орками, и в какой-то момент начинает казаться, что это никогда не кончится. Это действительно самая тяжкая часть истории, но, как и с «Проклятием Пифоса», финал книги оказывается достойным, пусть и весьма скоротечным.

Первая треть повести целиком и полностью посвящена работе Жиллимана над совершенствованием легиона, обсуждению прошлых событий, самоцитированию Робаута при общении с магистрами орденов, тонкому троллингу советником примарха цитатами из его же трудов. И эта ничем особо не примечательная рабочая рутина была бы таковой, если бы Жиллиман между делом не рассуждал о своей возможной смерти, создании Кодекса и причинах реформирования «Немезиды». Если вы уже читали «Забытию империю», то наверное помните, сколь сильно предательство Хоруса опечалило Жиллимана: когда Великий Крестовый Поход уже мог окончиться, а Империум — перейти к новой фазе развития, Луперкаль своими действиями запустил механизм войны, которая ещё многие тысячелетия будет подпитывать саму себя. Хорус сделал именно то, чего Робаут боялся больше всего: положил начало бесконечной войне. И, в общем-то, одна из сюжетных линий этой повести рассказывает о том, почему Робаут желает поскорее закончить ВКП — он созидатель, а не бездумный разрушитель. И он хочет однажды увидеть Империум без постоянного стремления к военной экспансии. Время от времени Аннандейл позволяет себе вставлять ремарки примарха в духе «как странно, что я не видел этого в нас самих раньше». И для меня именно они стали причиной перетерпеть сражения с орками и увидеть финал этой истории.

Главная проблема этой повести в том, что она почти что искусственно растянута до подобного формата. Эта история могла бы отлично лечь в небольшой рассказ и стать от этого лишь лучше. Аннандейл честно пытался писать нестандартное для себя произведения с околофилософскими рассуждениями о важности теории и практики и символической значимости определенных вещей и действий. И, зная о прошлых работах автора, можно сказать, что он справился с поставленной задачей: кинулся на амбразуру новой серии и выжал из себя многим больше, чем от него ожидали. Он постарался рассказать о том, как разрушение Монархии отразилось на Робауте, о том, как тот отрефлексировал предательство Галлана, но эта история была подана лишь урывками и то через цитаты из записей примарха. И в общем-то он смог создать идейную подводку к «Забытой империи», правда, совсем не обязательную. Но разочаровывает куда как больше вот что: вместо того, чтобы дать Аннандейлу возможность описать войну Жиллимана с псибридами, которые в какой-то момент реально надломили XIII легион, ему дали писать экшн с оркотой.

«Робаут Жиллиман» — это произведение, которое могло быть лучше, если бы оно было короче. Большая часть повести посвящена сражениям и они вышли откровенно скучными, но в остальном получилось довольно неплохо, а местами даже хорошо. Начинать читать цикл «Примархи» с этой повести не стоит — она вполне может отбить у вас желание читать его вообще. Прочитайте «Русса», дождитесь «Магнуса», а уже потом возьмитесь за Жиллимана: местами он всё-таки хороший.

А ещё его тираж уже подходит к концу вообще везде.