Пертурабо появился в цикле «Ереси» не только довольно поздно, но и уже практически полностью сложившимся героем. Переломным моментом для него стало сожжение своего родного мира, Олимпии, которое свершилось буквально за 7 лет до Исствана III. В «Ангеле Экстерминатус» он появляется уже перешедшим на сторону Хоруса, замкнутым и нелюдимым. Грэм Макнилл мастерски описал, что происходило с Железными Воинами, когда стало понятно, с кем именно связались предатели. Но он оставил за скобками причины падения примарха, показал персонажей, которые всеми силами пытаются забыть и не осмыслять то, что они сотворили. Но что именно произошло с ними?

Чтобы понять, что произошло с примархом, нужно для начала поговорить о том, в каких условиях он вырос и как был воспитан, благо Гай Хэйли выдал очень много материала для рефлексии. Олимпия — скалистый мир городов-государств, по терранским меркам своеобразная Греция классического периода, помещённая в рамки Средних веков. События книги начинаются спустя считанные мгновения после одной из интерлюдий «Ангела Экстерминатус»: ничего не помнящего, но уже явно развитого Пертурабо ведут к тирану одного из сильнейших полисов Олимпии, Лохоса. Уже в этот момент в примархе можно заметить черты, которые с течением времени станут определяющими для его личности: рациональность, твёрдость, целеустремлённость, критичность. Эти сильные стороны со временем станут слабостями Пертурабо: рациональность перерастёт в безэмоциональность, закрытость и отчуждённость; твёрдость станет жестокостью; целеустремлённость обернётся фанатичностью; критический взгляд на вещи разовьётся в подозрительность, скрытность и мнительность. Но это произойдёт не сразу, а лишь спустя долгое время жизни при дворе, которая будет сопряжена с постоянной необходимостью играть в политические игры, создавать оружие для будущих войн и развлекать гостей тирана Лохоса. И даже несмотря на попытки сблизиться с приёмным сыном, попытки других членов семьи начать доверительное общение с Пертурабо, это не возымеет должного эффекта: юный примарх будет отдаляться от людей, которые к нему тянулись. С самого начала он знал, что он другой, лучший во всём. И эта убеждённость в дальнейшем позволит Пертурабо посылать солдат на смерть в любых количествах, жить согласно заветам киников и ожидать от окружающих подобного. Но, опять же, это станет понятно не сразу и не всем.

Одна из первых сцен — сцена выковки меча для тирана Лохоса. Пертурабо 8 часов без перерыва работает с металлом и уже в этот момент начинает формировать собственное кредо, которое спустя годы станет литанией для его легиона.

События повести разворачиваются в двух временных отрезках и затрагивают взросление примарха и войну с хрудами, которая так и не будет завершена из-за вестей о бунте олимпийцев. И это параллельное повествование как нельзя лучше подчеркивает становление примарха тем, кем он является в итоге: тираном, который намеренно надел на себя рясу мученика и теперь находится в томительном ожидании момента, когда его наконец-то похвалят и будут восторгаться его жертвенностью. Жизнь Железного Владыки определяет глубокая депрессия, которая оказывается способна надломить личность даже столь великого существа. Железо прочно, но даже при должном уходе оно не застраховано от влияния времени. А уж если не заметить трещину, она точно станет причиной поломки.

Параллельно же с этим раскрытием характера Пертурабо, который с каждой страницей становится всё более и более отталкивающим, рассказывается о том, как люди и космические десантники превозмогают армии хрудов. Темпораферроксы оказываются очень опасными противниками, ибо их воздействие на физическое пространство выходит за рамки нормального: этих существ окружают поля, изменяющие течение времени. Люди возле хрудов стареют и оседают пылью за секунды, космодесантники держатся чуть дольше, но тоже не всегда оказываются способными противостоять множеству противников: Дантиох стареет на 3000 лет, общие потери легиона составляют пятую его часть — около 30 тысяч космодесантников. И всё из-за убеждения примарха, что эта война должна окончиться победой, хотя не факт, что в неё вообще был смысл ввязываться: мигрирующие хруды не были агрессивны до тех пор, пока их не начали убивать.

Местами повесть напоминает отличный сай-фай, ведь Хэйли очень много внимания уделил воздействию хрудов на материальную вселенную, а в качестве фансервиса даже устами одного из магосов постарался описать принцип мышления темпораферроксов, который явно отсылает к «Прибытию».

В конечном итоге становится понятно, что Пертурабо личностно остался развит на уровне подростка, который так и не смог принять, что он может ошибиться или проиграть. Говоря по-простому, Пертурабо тот ещё мудак и всецело осознав, что натворил, в финале повести он впал в ступор: Император бы его не простил за сожжение Олимпии. Депрессия не исчезла, лишь стала глубже. И её плоды можно наблюдать в «Ангеле Экстерминатус».

Экземпляр на рецензирование предоставлен издательством «Фантастика Книжный Клуб» и магазином ffan.ru.