Не так давно я со всей серьёзностью подошёл к изучению зинов российских комиксистов из издательства «Гротеск». Комиксы серии «Воронежские приятели», не смотря на общую комедийную составляющую, получились весьма эпатажными и критически настроенными к российской комикс-индустрии. Так что я решил поговорить со сценаристом этих зинов Артёмом Лахиным и узнать у него, как родились «Воронежские приятели», кто они вообще такие и что произойдёт с ними дальше:

Good Old Nerpach: Как вообще появилось издательство «Гротеск» и какой смысл вы вкладывали изначально в это слово?

Артём: Мы предпочитаем называть наш проект «объединением», так как в данный момент мы не являемся издателями в юридическом смысле. Основано оно мной и Димой Нестераком в 2014, хотя познакомились мы на три года раньше на почве любви к комиксам и желания делать собственные. «Гротеск» – это слово с очень гибким значением, но в контексте нашего объединения оно обусловливает характер и оттенок нашей работы над комиксами, да и просто круто звучит. Мы любим причудливые образы и совмещать несовместимые вещи, например классическую и современную культуру. Например, в один из зинов мы включили баттл-рэп как единственный способ победить оживший памятник Петра Первого. Кажется, это довольно причудливое и неожиданное развитие событий. Но для кого-то неожиданным и гротескным кажется даже такое обычное дело, как создание нами комиксов по рассказам Андрея Платонова.

GON: Вашей первой работой была комикс-адаптация рассказов Платонова «Цветы на Земле». Расскажи вкратце, о чём она, и как так получилось, что сразу после неё у вас выходит зин «Творческая встреча», который, кроме как «резким поворотом» в вашем творчестве, назвать нельзя?

А: Странен скорее не поворот к зинам, а наш дебют с такой сложной со всех сторон книгой, как «Цветы на земле». Во-первых, это сборник комиксов, и нам, не имевшим никакого опыта публикаций до этого, пришлось серьезно поработать над привлечением к работе крутых художников, которые доверились вчерашним ноунеймам и согласились нарисовать комиксы, основанные на рассказах Платонова. Во-вторых, сложность представлял и сам Платонов: его рассказы не слишком-то просты для любого рода визуальных интерпретаций. Писатель уделял внимание скорее внутреннему миру своих персонажей, чем описаниям их действий и динамике сюжета. В-третьих, это попросту была довольно тяжелая и ответственная работа без права на ошибку: мы были обязаны не только сделать на высоком уровне саму книгу, но и научиться самостоятельно продвигать, распространять и продавать эту книгу без какого-либо предшествующего опыта. Тут уж либо блистательный дебют, либо полный провал. И вышел действительно достойный сборник с неплохой рыночной историей, хотя по-хорошему начинать нам стоило как раз таки с зинов…

GON: Сколько, получается, ушло времени на создание «Цветов на Земле» и окупил ли себя проект?

А: Сперва бы подготовительный период примерно в три месяца, в котором мы собирались с силами и искали авторов будущих адаптаций. Период же активной работы над комиксами и оформлением книги разворачивался в течение четырех-пяти следующих месяцев. Итого книга была готова чуть больше, чем за полгода. Мы хотели успеть к местному крупному фестивалю, чтобы презентовать книгу в его рамках, и поэтому сделали всё на удивление быстро для новичков-издателей. Да, книга в итоге окупилась и принесла небольшое количество прибыли, позволившее нам сейчас без проблем печатать зины и выпускать мерч. Поэтому можно считать «Цветы на земле» тем проектом, благодаря которому мы вообще сейчас способны двигаться дальше.

GON: Как появилась идея рисовать и писать комиксы про приключения антропоморфных ворон и сколько времени в среднем тратится на создание одного зина?

А: Всё началось с творческой полемики с другим «птичьим» зинщиком, В. Терлецким, что прекрасно раскрыто в нашем первом зине «Творческая встреча». Напомню, что его эпопея «Роман, победитель ласточек» посвящена противостоянию бородатого мужика по имени Роман и говорящих ласточек, которые каждый раз оказываются сокрушительно им побеждены. Но представьте: что было бы, если птицы, о которых кто-то делал бы подобный унизительный комикс, захотели бы отомстить? И что если бы они были антропоморфными бугаями с вороньими рожами, готовыми на любую дичь ради мести? Первый зин был своеобразным ответом на этот вопрос. Сделан он был всего за три дня. А вот делая второй зин, «Каменная месть», мы потеряли адекватный темп, и из-за продолжительных пауз в работе, связанных с разными обстоятельствами, работа над зином растянулась почти на полгода. Но третий зин, «Поваренную книгу комиксиста», сопоставимый по сложности с предыдущим, мы сделали уже всего за полтора месяца. Вот примерно столько времени нам и нужно, чтобы создать и напечатать такой небольшой комикс.

GON: Как бы ты сам охарактеризовал воронежских приятелей? Почему были выбраны именно эти архетипы для создания образов героев?

А: Наши приятели — это некие условные пацаны из условного Воронежа, существующие исключительно как коллективный образ и приобретающие индивидуальность только в зависимости от сюжетного контекста. По задумке, вороны-приятели — это чистая аллегория темных сторон человека, и ради гротеска и комичности, все они имеют набор таких преувеличенных черт как любовь к вредным продуктам, отбитый вкус в одежде, вульгарное поведение, и т.д. Не говоря уже о том, что они человекоподобные вороны. Таким образом, используя образы ворон в трениках, мы пытаемся создать современные басни на разные темы, тем самым высмеивая и освещая по мере сил какие-то конкретные ситуации или проблемы.

GON: Сам себя считаешь «Воронежским приятелем»?

А: Безусловно. По меньшей мере, мы с Димой действительно живём в Воронеже, что позволяет называть нас и так! Но если говорить об образах в комиксах и вот этой нашей вороньей иронии, то с самого первого зина она конечно же направлена прежде всего в нашу сторону. А в «Поваренной книге комиксиста» нам даже посвящён целый отдельный «рецепт». А может быть даже не один!

GON: «Поваренную книгу комиксиста» можно воспринимать и как стёб, и как «зеркало», в котором российские авторы должны увидеть себя и задуматься. Но что именно для тебя было целью?

А: Который год я существую в контексте, который принято называть «комикс-тусовкой» и с которым связан некоторый набор «меметичных» прецедентов. Понимая порочную, двойственную природу даже самого светлого начинания, имеющего место в этой тусовке, но устав обсуждать это с приятелями на кухне, я обратился к самому изящному способу рефлексии об этом — непосредственно к комиксу. Я не очень уверен, какая именно у меня была цель в создании этого сюжета, но в процессе я обнаружил несколько функций, которые я захотел реализовать в сюжете на тему комиксов. В идеале, он и о создании комиксов что-то рассказывает, и архетипы пресловутой тусовки обнажает, и разные забавные сцены с участием ворон демонстрирует. Но если говорить о целевой аудитории, то прежде всего я конечно же хотел потешить этим комиксом людей «в теме», это очевидно.

GON: А как вообще читатели оценивают твои работы? Какие отзывы ты чаще всего слышишь о своих зинах?

А: Кажется, тем немногочисленным пока читателям наших комиксов очень нравится то, что мы делаем. При том, что во мне постоянно сидит страх того, что наши комиксы сделаны для какой-то супер узкой аудитории, слышать отзывы в стиле “хохотал без остановки” от совершенно разных людей, которым при этом нет никакого резона нас хвалить, действительно приятно.

GON: Каковы на данный момент твои планы — продолжишь обличать или сосредоточишься на рассказывании историй о Воронеже? О чём будет следующий зин?

А: В последнем зине приятелям не очень везёт с комиксами. Наверное, поэтому они окончательно оставят тему шуток про безнадежную комикс-тусовку и двинутся дальше. Будущие истории хочется делать менее узконаправленными, ближе к нашей «Каменной мести». Таким образом, тема города и его мифов (не обязательно только Воронежа) должна стать доминирующей во всех грядущих историях о воронежских приятелях.

Прочитать комиксы можно здесь, а заглянуть в гости к «Воронежским приятелям» вот тут.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.