Сорок первое тысячелетие. Мир, полный насилия, жестокости, убийств и упования на то, что в будущем-то, скорее всего, должно быть лучше. Император защитит. Император сохранит. Император сорвётся со своего златого трона, вмиг излечит все свои раны и во всполохах варп-дыма осенит каждый из верных ему миров дланью своей. Но это потом, когда-нибудь, когда в ушах перестанет звенеть трель мощных стабберов, когда кровь зеленокожих ксеносов засохнет, а туши их будут сожжены очищающим пламенем прометиума. Когда командование перестанет требовать невозможного, когда амасек перестанет иметь вкус помойной ямы, а рекаф перестанет обжигать глотку жёсткостью примесей в воде.

Жить в этом мире сложно. Иногда чрезмерно сложно, иногда полегче. Но тем людям, которые родились в Мирах Смерти или иных неприглядных местах, жить особенно тяжело. Их путь — это либо работать сутками на заводах, изнемогая от непосильных норм, плохого питания и загрязнённого воздуха, либо отправиться умирать на ближайший театр сражений и положить свою голову за Империум и Императора. О чём может думать такой человек, каковы будут его мысли, чаяния, стремления. И ведь таких миллионы. Миллионы людей, чья жизнь зависит от росчерка пера стоящих выше по рангу, от случайной пули, выпущенной ксеносом или еретиком, от событий, которые им не подвластны, что их путь — это уповать на волю Императора, держаться за эту соломинку или сдаться сразу же в борьбе за жизнь, которая для солдата Имперской Гвардии это не просто набор абстрактных смыслов, а настоящая борьба длинною в жизнь. И длина уж очень зависит от того, что ему не подвластно.

При таком раскладе существование комиссара Каина — это свежий глоток воздуха, совсем иная точка зрения на мир, который враждебен, и жизнь, которая может быть уж слишком скоротечной. Занимая положение вне обыденной вертикали власти в Гвардии, Каин получает огромное поле для манёвра и выбор, которого нет у многих. Таланты комиссара, его харизма и желание не только выжить, но и жить с удовольствием, являются ещё тем пенным напитком, который фантазией Сэнди Митчелла дает Каину не только оказываться в затруднительных положениях, но и с почётом из них выходить.

Он — точно такой же продукт 41-го тысячелетия, как и все другие солдаты и офицеры, но именно он точно знает что не хочет умереть, и знает какими способами можно отдалить свою смерть. Не смотря на явный эгоизм, который им движет, нельзя и отрицать, что он небезоснователен и заслуживают уважения, правда не такого огромного как самопожертвование иных героев и других безумцев, готовых расстаться со своей жизнью за идею. Разве плохо хотеть пожить ещё? И разве те методы, которыми Кайафас достигает этого не заслуживают уважения? И именно они, подчас, оказываются важнее мотивов его поведения. Он понимает, что его жизнь зависит от жизней других и старается сделать эту жизнь такой, чтобы они не подставлялись под удар, который придётся и по нему тоже. Ну, а в крайнем случае, чтобы окружающие могли отдать свою жизнь за него.

В конечном итоге каждый шаг Каина — это взвешенное решение, которое нацелено удовлетворить потребности большинства и причинить наименьший вред. Особо ярко это проявляется в первой книге, где роль Каина это не просто роль вояки, идущего в бой, но и роль политика, управленца. Оказываясь пред разбитым 296/301-м Вальгалльским полком Каин аккуратными решениями создаёт условия для сплочения коллектива, выковывает с нуля дружбу и преданность между ненавидящими друг друга солдатами разных полов и культур. Оказываясь пред гордеевым узлом противоречий Гравалакса, он вновь не рубит с плеча и желает начинать кровопролитную войну, в которую так упорно втягивают силы Имперской Гвардии. Это невыгодно ни ему, ни людям от решений которых будет завесить его судьба.

К сожалению, в последующих книгах подобных моментов становится заметно меньше. «Ледяные пещеры» повествуют большую часть времени о приключениях Каина в этих самых ледяных пещерах, где он с горсткой солдат расследует исчезновения рабочих в шахтах, покуда основные войска сдерживают натиск орков. В «Игре предателя» на пятки Кайафасу постоянно наступает его «приятель» по схоле комиссар Бежье и генерирует запредельное количество моментов, в которых концентрация испанского стыда заставляет глаза на лоб лезть. При этом и первый, и второй, и третий романы — прекрасные образчики детективного чтива, которое держит в напряжении с самого начала и до самого конца. Единственная проблема — по стилю они все похожи друг на друга до жути. Конечно, объясняется это тем, что все романы — это сборники автобиографических записок Каина, написанных им в период преподавания в Схоле Прогениум, где он работал после ухода в отставку. Отсюда и их однообразие — написаны они этим человеком почти единовременно. И именно поэтому читать три книги залпом не особо советую — могут приесться, даже не смотря на обилие саркастических высказываний и «комментариев редактора» из Ордо Ксенос Эмберли Вэил, которая и привела «записки» в удобоваримый вид.

В конечном итоге приключения Каина — это своеобразный взгляд на мир 41-го тысячелетия изнутри человеком, который просто хочет там выжить, находясь в постоянной опасности. Ему приходится вилять, манипулировать людьми, не раскрывать свои истинные мотивы и оставаться героем — тем человеком, за которого считают, но которым он себя не особо-то и видит, но всё равно пользуется. Внутри изданного Книжным Клубом Фантастика омнибуса прячутся первые три романа истории приключений Каина и роста 597 Вальгалльского полка, и три промежуточных рассказа. Для тех, кто желает войти в книжный вархаммер, вполне может оказаться неплохим началом. Слегка портит впечатление от издания лишь слегка съехавшая и упёршаяся в край надпись на обложке, в остальном — нареканий нет, ведь в итоге издание оказалось даже приятней порадовавшего меня пару месяцев назад омнибуса Эйзенхорна.

Экземпляр на рецензирование предоставлен издательством «Фантастика Книжный Клуб» и магазином ffan.ru.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.