За каждой выходящей на русском языке книгой стоит целая команда специалистов. Они переводят, редактируют и корректируют произведения, чтобы произведения были просты и понятны для восприятия. Это труд, который зачастую оказывается неочевиден для читателя. В рубрике «Издательские будни» я буду разговаривать с людьми, которые занимаются подготовкой книг к изданию. Вопросы будут примерно одинаковыми.

Игорь Майоров занимается переводом книг в издательстве «Фантастика Книжный Клуб». Он работал над романами Пола Кирни «Подвиг Калгара» и «Ярость Калгара». По образованию он — преподаватель английского и немецкого языков по специальности «Филология». Он работает учителем в школе, а в свободное от работы время занимается исторической реконструкцией.

Good Old Nerpach: Я правильно понимаю, что «Подвиг Калгара» и «Ярость Калгара» стали для тебя первыми книгами по Warhammer 40,000, которые ты переводил? До этого был знаком с сеттингом? Что привело тебя в ФКК?

Игорь: Именно книги, да. Но до них были ещё рассказы и комиксы для фанатского сообщества, а также работа над кодексом «Имперской гвардии» (в той редакции она была ещё гвардией, а не Астра Милитарум) в составе команды переводчиков. Так что со вселенной знаком очень хорошо.

В ФКК пришёл случайно. Было свободное время и я подумал, что можно провести его с пользой. Сделал тестовое задание и получил книгу.

На мой взгляд, романы Пола Кирни рассчитаны на новичков. Как ты считаешь — можно ли комфортно «въехать» во вселенную после их прочтения?

Романы эти довольно незамысловаты и похожи на стартовый набор миниатюр для игры — вот орки, вот космодесантники, бери и играй. Там подробно описаны все эти фракции, так что вполне годятся для старта.

Каждая из переведённых тобою книг очень легко читается. Это заслуга Кирни и тебя, как переводчика, или редактора, которая срезала начисто все сложные конструкции?

Честно сказать, Кирни не самый сложный в чтении автор. Его книги довольно прямолинейны, а конструкция предложений совсем простая и местами даже примитивная. Он то ли специально чурается сложных форм, то ли это у него такой стиль. Точно сказать не могу, потому что творчество этого автора мне почти не знакомо.

Обложка русскоязычного издания романа Calgar’s Fury.

Что нового ты для себя узнал о мире 40,000-го тысячелетия при работе над романами? Что дополнительно почитал, чтобы разобраться в событиях? Что только планируешь прочитать?

Было занятно посмотреть, наконец, на магистра ордена изнутри. Его сомнения, мысли, поступки показаны от первого лица и это, наверное, самое ценное в книгах. Дополнительных знаний мне не требовалось.

Сколько в сумме велась работа над «Яростью Калгара»?

Около года.

Что было сложным при работе над романом?

В техническом плане почти ничего. Самым сложным было и остаётся совмещать свою основную работу в школе с работой переводчика.

Был какой-то особенно трудный момент, решение которого принесло особое удовлетворение?

Как я уже говорил, у Кирни стиль такой, что никаких сложностей не возникало и, как следствие, основной катарсис я испытал, когда, наконец, сдал книгу. А вот в работе над «Повелителями Марса» Грэма Макнилла удовлетворение от решённых задач испытывал постоянно. Всё-таки, Макнилла я бы назвал Достоевским от Вархаммера в плане языка. Там множество отсылок и оборотов, которые требуют долго копаться в словарях и Гугле. Разгадка приносит большое удовольствие и расширяет кругозор.

Вот, к примеру, в предложении упоминается некий закон Амдала. Что это такое я не знаю и фразу, довольно большую, понять до конца не могу. Лезу в Гугл, читаю об этом законе (параллельно узнаю ещё о законе Густафсона) и вуаля, всё совершенно ясно. И таких моментов тут много. По сути, почти каждое предложение приходится тщательно продумывать, иногда перекраивая синтаксис — ведь читать-то будут русскоязычные фанаты, а значит английская структура уже будет выглядеть чужеродной.

Вот это и есть то, собственно, ради чего я работаю над переводами. Писать книгу совместно с автором.

Если тебя разбудить ночью и спросить про работу над «Яростью», что первое назовёшь, не думая?

Калгар совершил, наверное, самую большую глупость в своей жизни.

Обложка англоязычного издания романа «Подвиг Калагара».

Какой момент из произведения тебе запомнился больше всего?

Описание скитальца. Гигантский космический «бутерброд» из кораблей возрастом в сотни тысяч лет поражает, конечно.

Как думаешь, кому в первую очередь понравится эта «Ярость Калгара»? Ну, помимо всех тех, кому понравился «Подвиг Калагара».

Я думаю, всем. В ней нет тяжёлых и глубоких сюжетных линий как у Петера Фехервари, а есть довольно простые, но впечатляющие картины. Я бы характеризовал эту книгу как лёгкое чтиво для отдыха.

Если не секрет, то над чем работаешь сейчас?

Книга об одном магосе, который отправился в поход всей своей жизни и обнаружил такое, о чём даже не смел и подозревать.