То, что на российском рынке нет работ, посвященных комиксам и комикс-культуре, известно любому, кто хоть сколько-нибудь ими интересуется. С одной стороны это очевидно: у нас банально нет исторического багажа, который бы могли исследовать наши учёные-искусствоведы. С другой стороны, каких-либо работ, посвященных зарубежной комикс-традиции, тоже нет, ибо для того, чтобы что-то исследовать, нужно этим интересоваться и обладать базовым уровнем эрудированности в данной сфере. Но за последние 5-10 лет российский рынок комиксов многократно увеличился. Издания, обильно снабжённые примечаниями и авторскими предисловиями-послесловиями, могут без особых проблем уловить основные этапы становления американского комикса, отношения к нему на протяжении всего его развития и тот контекст, которого в большинстве случаев лишён российский читатель. Однако это не те результаты исследований и научных изысканий, которые проводятся на Западе на протяжении уже многих десятилетий. Единственное, чем обладает русскоязычный читатель — это пара-тройка статей, которые раскрывают суть самых известных сюжетов, и диплом Дарьи Дмитриевой, небрежно оформленный как самостоятельная книга «Век Супергероев» и изданный Изотекой год назад (о ней говорить я особо не хочу — это и без меня сделали ребята с сайта SpiderMedia.ru). И вот, наконец-то, около месяца назад издательством «Белое Яблоко» была выпущена буквально монументальная книга (или, вернее, комикс) Скотта Макклауда «Понимание комикса. Невидимое искусство»

Чтобы понять форму, в которой выполнен данный труд, советую почитать часть 6-ой главы на сайте Медузы.

Да, первое открытие, которое ждёт неподготовленного читателя, возжелавшего порвать термоплёнку и узнать, что же кроется внутри книги, это то, что она сама является комиксом. И это делает её очень сильной в гносеологическом плане: она позволяет наглядно разобрать точно такое же наглядное. Об этом в одной из глав и скажет Скотт: мощь комикса в том, что он позволяет сочетать текст и рисунок, которые в руках мастера дополняют друг друга и выводят повествование на совершенно новый уровень. Комикс — это, прежде всего, форма, то, как автор подаёт свою задумку, и именно в формате комикса автор способен преподнести детали так, как не способны на это ни кино, ни литература, ни живопись. И это один из основных выводов, которые побуждает сделать Скотт, проводя своё собственное исследование и делясь его результатами в своей работе.

Одна из проблем восприятия комиксов в нашей стране (да и в США 1993 года, когда вышла эта книга) состоит в том, что люди не понимают разницы между формой и содержанием и на основе краткосрочных соприкосновений с миром комиксов делают выводы, что комиксы — это низко, пошло, грязно, для детей, и вообще «лучше бы книжку почитал, а не свои картинки разглядывал, двоечник». Связано это со многими причинами, которые, к сожалению, не особо здесь обсуждаются: то, что комиксы в один момент стали чтивом для детей, а также то, что до определенного момента над комиксами не работали хорошие сценаристы, а сами истории подчас создавались на коленке. Как некогда и кино, комиксы были отличной формой для подачи развлекательных сюжетов и в целом отлично справлялись со своей функцией — развлекать. Но, как и кино, сюжеты комиксов становились сложнее, а выбор оных — разнообразнее. Кстати, одно из самых поразительных достижений Скотта для меня — это составление «матрицы» комикс-стилей. В рамках координат «реальность — абстрактное изображение — смысл» он смог расположить аж 116 художников с примерами их работ. Где-то там же Скотт выводит и ещё одну вполне очевидную мысль: комиксы не совсем корректно рассматривать через категорию «живописи» или «литературы», необходим новый подход, который бы учитывались специфику комикса.

Именно это и становится основной задачей — попытка как можно глубже понять суть комикса. Первая глава всецело занимают поиски определения, которое бы наиболее чётко описывало «комикс» и позволяло отделить его от «не-комикса». Он останавливается на «последовательном искусстве» и отправляется в своём изыскании дальше: выделять те самые особенности, которые создают «магию» комикса, и детали, которые можно передать с помощью комикса. Замечания Скотта во многом очевидны, но именно их очевидность и задела меня всего больше, ведь то, что кажется «неизменным» и «обязательным», и оказывается столь важным. Так, одна из особенностей комикса — это возможность передавать ощущение времени и давать читателю воспринимать его. Комикс — это совместная работа автора и читателя, ведь если читатель не будет способен понимать комикс, то комикс перестанет «работать». Простая «рамка», отделяющая один кадр от другого, обладает поражающим воображение потенциалом. И чем дальше шёл Скотт в своих рассуждениях, тем сильнее сотрясались мои границы привычного. И не думаю, что я один такой.

«Понимание комикса» — это шикарная работа, на которую стоит обратить внимание не только если вы любите почитать на досуге комиксы (или мангу, которая является тем же комиксом, но со своей спецификой), но также если у вас есть желание научиться ориентироваться в мире искусства (да, комикс — это тоже искусство, правда, определение искусства как «деятельность, не связанная с размножением и выживанием» в контексте первобытного общества, выводимое Скоттом, звучит несколько странно, ведь «сейчас» социальные и биологические потребности куда как ближе друг к другу, и за счет искусства вполне можно и «размножаться» и «выживать») или чуточку расширить свой кругозор. Ну или чтобы дать почитать его своим родственникам, которые считают, что «комиксы — это парни в разноцветном трико для детей». Некоторые моменты у меня вызывали лёгкое замешательство (например то, как Скотт оперировал понятиями «образ — символ — знак»), а выводы могут показаться слегка надуманными, ведь методология автора не совсем идеальна (хотя это тот ещё вопрос — а есть ли рабочая методология изучения комикса или, там, «академический комикс»).

Хотя я тут тоже много разных слов наупотреблял, не раскрывая их сути, так что можно считать, что мы со Скоттом квиты.

Но в конечном итоге Скотт проделал огромную работу, итоги которой он и представил в своей работе «Понимание комикса». При этом представил остроумно и с обилием примеров, через которые комиксы стали лично для меня куда как более понятны. И только за это его стоит благодарить. И ребятам из «Белого яблока» тоже стоит сказать спасибо за издание этого научно-популярного труда. Мягкий переплет, плотная бумага и размер чуть больше обычного тпб. Разочаровывает отсутствие каких-либо допов и твёрдого переплёта (он бы подошёл куда как больше для этого 216-страничного издания, но, с другой стороны, книга издана по канону американского издания и полностью его повторяет), но даже в таком варианте это однозначный маст хэв.

И, советую поспешить в ближайший комикс-шоп вашего города, ибо тираж не особо большой — всего 3000 экземпляров.

А если вы живёте в Екатеринбурге, то всегда можете забежать в Got Comics.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.