Если нечто нельзя проверить эмпирическими методами познания, то смело можно заявлять, что оно имеет трансцендентную природу – выходит за границы реального. Всё, что связано с верованиями, божественностью и религиозностью, имеет оттенок трансцендентности, связанный с тем, что лишь с помощью веры и воли чувств возможно познание непознаваемого. Может, Бог (или боги, не важно) и существует, но доказать его реальность нельзя в силу трансцендентности божественной природы. Можно, конечно, попытаться представить, что бог существует, но до тех пор, пока ты не веришь, реальным свидетельством его существования будет являться лишь вера окружающих в его реальность. Они будут вести себя так, будто он есть, а тебе придётся вести себя сообразно их ожиданиям, ведь если вызвать их недовольство, то предавать тебя остракизму будут именно они, а не какой-то там бог.

Во вселенной Marvel боги реальны. Как минимум скандинавский пантеон включён в перечень персонажей. Асгард реален, Тор существует, а Земля – один из миров, который Бог Грома поклялся защищать. Однако это общий взгляд на мир, ведь почти каждый автор комиксов привносит нечто своё, расширяя и углубляя изначально эклектичный мир. Ран Джейсона Аарона «Бог Грома» (и в особенности его первая арка про Убийцу Богов) способна рассказать куда больше про концепцию божественности, чем может показаться на первый взгляд.

Трансцендентное в Marvel становится реальным: Тор появляется в комикс-вселенной в тот момент, когда люди узнают о нём. Не факт, что трансцендентное здесь вообще присутствует как категория, ведь первопричиной веры в богов является существование бога. Когда Аарон рассказывает о событиях 893 года, Тор уже ходит среди людей, это, скорее всего, и рождает веру в него, тем более что он сам называет себя богом и вызывает на бой славянских божеств, которые здесь тоже являются реальными. И это первая структурообразующая идея данного комикса: боги всех культур одинаково реальны. Она является следствием идейного мультикультурализма – признания права на существование всех человеческих культур и их ценности. Если культура каждого человеческого сообщества истинна, то истинны и их верования. Каждому богу место в подобном мире. А если это мир Marvel, то боги здесь не менее реальны, чем люди.

¯\_(ツ)_/¯

Однако Аарон не ставит перед собой задачу заниматься генезисом богов, у него они просто есть. Как для асгардцев существуют жители Земли – люди, так и для нас с вами – боги. С точки зрения Фейербаха, Бог (конечно же христианский, но это не значит что мы не можем транслировать эту логику на иные религии) – это Другой, идеальное представление человека, всемогущее и всеведующее существо, моральный абсолют, настолько совершенный, что человек может лишь стремиться стать подобным ему, но он не способен возвыситься над собой и стать похожим на бога (может даже заменить его) в силу ограничений плоти и разума. Бог всегда задает планку, и христианский некогда задал самую высокую из возможных. В этом плане более человечными (не гуманными, а именно человечными) представляются боги политеистических религий, в рамках которых сверхсущности обладают не только добродетелями (христианский бог состоит лишь из них), но и пороками. Тор именно такой: смелый, отважный, но часто заносчивый и жадный до выпивки. В таком боге легче видеть себя, ему легче сопереживать, но это не отменяет того, что он всё равно божество, а значит, существо иного порядка.

Почти в самом финале комикса высказывается идея, что каждый мир должен иметь своих богов, и это можно назвать ключевой идеей всей арки: разумные антропоморфные существа нуждаются в богах, они не должны существовать без них. С антропологической точки зрения эта идея трансформируется в идею, что «человеку просто необходим Другой, для того чтобы понять себя», но Аарон даже и не пытается заходить на это поле, ведь по арке очень сложно судить, чем именно является бог и что определяет его сущность. Можно с уверенностью говорить лишь о том, что различные представления о божественности время от времени выходят на передний план и задают тон повествованию. Так что можно создать функционально-ролевую классификацию богов в этом комиксе.

Бог как ориентир (для подражания или наоборот). Тот самый Другой, на которого можно ориентироваться в своей жизни. Не важно, видел ли его человек когда-либо или бог лишь идея, ему можно в чём-то подражать, поскольку он в чём-то лучше, а значит, это делает его богом. Таким становится антагонист Горр, когда его называет богом жена. И когда ему заявляют, что, возжелав убить всех богов, он сам стал богом, Горру оказывается нечего возразить.

Отголоски ницшеанства довольно легко обнаружить в комиксе: Горр пытается уничтожить Другого, но в итоге сам становится этим Другим, ибо сама природа человеческих отношений заключается во взаимодействии.

Бог как защитник. От бога ожидают, что он будет защищать тех, кто в него верит. Поэтому в начале Тор идёт сражаться со славянами, ведь по слухам на стороне славян выступают их боги. Чтобы не пропустить сражение, Тор прислушивается к молитвам, обращённым к нему, и находит взывающих с помощью этой мыслесвязи.

Супергерой как бог. Он хорош в чём-либо, а также защищает от опасностей. Совершенно точно его можно называть богом. Тор из настоящего здесь играет роль Мстителя – супергероя до мозга костей.

Инопланетянин как бог. Согласно третьему закону Кларка «любая достаточно развитая технология неотличима от магии». Когда на Горра с небес падают боги, то они оказываются инопланетянами с развитыми технологиями. От них, конечно, можно ожидать защиты, считать их Другими, но вся их божественность заключается лишь в их технологическом превосходстве.

Из инопланетян получаются такие себе боги.

Бог как необходимость. Боги нужны априори, просто телеологически, но только лишь в контексте «Кто, если не бог? Кто защитит, если не бог? На кого ориентироваться, если не на бога?» Лишь бог может разрешить конфликт тогда, когда уже силами простых существ его решить невозможно, лишь его трансцендентная природа может преодолеть оковы реальности и сделать то, что не могут сделать гуманоиды. Эта идея озвучивается как в конце арки, так и в её начале, когда Тор находит трупы мёртвых богов одного из миров и испытывает страдания из-за того, что богов не просто убили (такое случается), а из-за того, что целый мир лишился своих божеств.

Бог как абсолютное воплощение чего-либо. Боги Времени, Бог Грома, Бог Бомб – если есть ремесло или предмет, то непременно должен существовать бог, способный показать, каким они должны быть: они должны являться абсолютными во всех проявлениях. Бог Бомб, например, создаёт чертёж бомбы, способной убить всех Богов.

Бог как часть мифа. Если бы не появление Железного Человека в одной из первых глав, можно было подумать, что вся история – это миф (иносказательная формы объяснения того, почему мироустройство именно такое, какое оно есть) даже для жителей комикс-вселенной. История, которая могла бы произойти, но не факт, что произошла на самом деле. Бог здесь – главный участник событий мифа, действия которого имеют долгоиграющие последствия, затрагивающие всех живых существ.

Разработчики из Santa Monica Studio приходят к мысли о том, что Кратос в новом God of War может убивать не только богов древнегреческого пантеона.

Бог как тот, в кого верят. Тороцентризм – это особенность не только скандинавских мифов, но комиксов Marvel. Здесь Тор становится Богом всех Богов, когда во время финального сражения боги всей вселенной начинают верить в него, и это дает ему силу сразить врага.

Все эти представления о природе божественного встречаются в комиксе, но при этом они не сливаются и не выходят на некий новый уровень теоретической репрезентации. В каждый отдельный момент одно из них выходит на передний план, а все остальные как бы «выпадают», ведь между ними нет взаимосвязи внутри произведения. Это ведёт к тому, что попытки осмысления природы бога заканчиваются разрушением отложенного неверия, которое позволяет воспринимать описываемые события как реальные.

Комикс предоставляет прекрасный материал для изучения, но без должного теоретического базиса очень тяжело попытаться найти в этой истории сколь-нибудь цельное высказывание, тем более что его здесь и нет. Это не работы Пратчетта или Геймана, бравших за основу теорему Томаса и концепцию самоисполняющихся пророчеств и создававших на их основе свои произведения. Не стоит ждать от Аарона чего-то подобного здесь. Но если вы испытываете внутренний дискомфорт от эклектики «Бога Грома», то его прочтение может стать отличной причиной разобраться в природе божественного.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.