То, что на протяжении «Ереси» лишь Альфа-легионеры использовали тактику скрытного ведения военных действий — расхожее заблуждение. Нет, так поступали не только они, но отпрыски Альфария были легионом, созданным для подобных спецопераций и совсем не удивительно, что подобная слава закрепилась именно за ними. Обе стороны конфликта использовали шпионов, лазутчиков и диверсантов, но в случае предательства Хоруса очень тяжело говорить о противостоянии сугубо двух игроков: их было куда больше, и даже если союзники преследовали одну цель, они не всегда использовали одни и те же методы, а значит не всегда соглашались друг с другом.


Ростки Безмолвной войны как одного из событий «Ереси» стоит искать в романе «Немезида». Сваллоу рассказал о том, как работало Официо Ассасинорум, и о необходимости ведения войны подобными методами, ещё тогда Дорн начал спорить с Сигиллитом. В сборниках рассказов то и дело появлялись истории о том, какие конфликты происходили во время укрепления Императорского дворца и системы Сол. И на первый взгляд могло показаться, что антология «Безмолвная война» будет посвящена именно противостоянию архитекторов обороны, ведь именно это узкое понимание войны шпионов и диверсантов ожидаешь увидеть в первую очередь. Однако если воспринимать Безмолвную войну как совокупность всех тайных операций, то спектр произведений, посвящённых описанию её событий, увеличится в разы.

Подзаголовок «Избранные Сигиллитом» как нельзя лучше отражает причину, по которой рассказы были собраны вместе: герои так или иначе связаны с регентом Терры узами лояльности. Уже давно стало понятно, что Странствующие рыцари — это прото-орден Серых Рыцарей, что итогом работы Сигиллита станет организация, специализирующаяся на борьбе с исчадиями варпа. И добрая половина рассказов повествует о рекрутинге новых агентов, об их полевой работе, и в общем мелкими шажками либо двигает общий сюжет дальше, либо создаёт связи между теми произведениями, что уже вышли. «Охота на Волка» рассказывает о том, как был пойман Севериан и как он стал Странствующим Рыцарем. «Серый ангел» и Luna Mendax рассказывает о трансформации Локена, о том как он преодолевает посттравматический синдром и возвращается в ряды армии Сигиллита. Рассказы «Дитя Ночи» и «Потерянные сыны» посвящены тому, как уже Странствующие Рыцари занимаются рекрутингом новых бойцов и поиском ресурсов для создания Серых Рыцарей. В противовес этим рассказам встречаются и те, что являются самодостаточными произведениями и работают на придание ощущения масштабности описываемой войне. Эти истории воспринимать эмоционально намного легче, потому что они завершены. И именно о них хотелось бы поговорить отдельно.

«Чистка» (Энтони Рейнольдс)

Любое произведение Энтони Рейнольдса — это маленькое сокровище, созданное в глубинах BL. Его обожают как читатели, так и редакторы, ведь он один из тех, кто как нельзя лучше умеет передавать атмосферу гримдарка. Но что ещё более важно, Энтони Рейнольдс умеет писать так, что очень сложно разобраться, к кому именно из героев по какую сторону фронта он сопереживает. Тогда как большинство авторов намеренно или случайно выставляют протагонистов в более выгодном свете, а антагонистов делают чуть тупее и слабее, Рейнольдс придерживается принципа фракционности и уделяет противоборствующим сторонам равное внимание.

Главный герой этой повести, Сол Талгрон, слабо похож на Несущего Слово. Его прагматизм и рациональность оказываются нужны в Воинстве Крестоносцев, специальном гарнизоне космодесантников из различных легионов, которым дали почётное право нести караульную службу в самом сердце Империума. После Монархии Лоргару нужен был кто-то, кто мог бы показать Сигиллиту и имперским бюрократам, что 17-й изменился. И этим кем-то стал Талгрон. Вот только незадача: даже при внешней несхожести Сола с братьями, его лояльность никогда не была предметом для обсуждения. И когда приходит момент, он приносит в жертву сомневающегося брата, а потом и вовсе принимает демоничество… опять же из-за своего прагматизма. И это делает повесть такой трагически несправедливой не только из-за атмосферы, но и из-за произошедшего с Талгроном.

«Сигиллит» (Крис Райт)

Как и несколько других рассказов в этой антологии рассказ «Сигиллит» посвящён рекрутингу очередного бойца в армию Лорда Терры, но выделяется он тем, что рекрутинг и предшествующий ему экшн — не более чем повод, чтобы рассказать чуть больше о Малкадоре. Главному герою, Халиду Хасану, дают задание проникнуть в стан еретиков и забрать некий контейнер с очень важным предметом внутри. Как окажется позже (далее спойлер) внутри — Розеттский камень, образчик культурного наследия человеческой эпохи, который помог учёным расшифровать египетские иероглифы. Сам по себе он не имеет какой-либо ценности в 31-м тысячелетии, но важен как символ (в том числе и символ просвещения). Этот маленький эпизод всегалактической войны говорит о том, что хаоситы стремятся уничтожать людей не только в физическом смысле, но также и готовы уничтожать культурные объекты, которые и делают людей теми, кто они есть. Это очень мощный посыл, который не всегда получается заметить за ширмой из сражения примархов и космодесантников.

«Врата Терры» (Ник Кайм)

Этому рассказу в 2018-м году стукнуло уже 6 лет, и сейчас он трогает не совсем так, как в момент своего выхода. Тогда казалось, что уже вот-вот и армии Хоруса начнут штурмовать Дворец и рассказ как раз играл на этих чувствах, ведь в нём Дорн и Сигиллит проверяли всех космодесантников из Воинства Крестоносцев на предмет их лояльности с помощью пси-изучения того, как они поведут себя во время Осады. Это был прямой мостик между началом «Ереси» и финальным сражением, который Кайм (как и некоторые другие писатели) перебрасывал внутри цикла. Сейчас такие заигрывания смотрятся почти что наивно, ведь количество книг уже перевалило за полсотни и продолжает расти. В «Ереси» оказалось куда больше интересных событий, чем можно было подумать, и оттого сейчас желать скорейшего завершения цикла — лишать себя возможности узнать нечто новое об этом наполненном деталями и событиями мире.

«Призраки безмолвны» (Джеймс Сваллоу)

Империуму времён ВКП и «Ереси» ещё очень далеко до того государства, каким он будет в сороковом тысячелетии, и оттого каждый неловкий шаг в сторону самого мрачного из человеческих объединений вызывает трепет у фаната вселенной. «Призраки безмолвны» — это детективная история о том, как наделённые неограниченными полномочиями агенты Малкадора во главе с сестрой безмолвия Амендере Кендел пытаются понять, есть ли ростки заговора на одном из приграничных с системой Сол миров. Они прикрываются печатью Сигиллита, сталкиваются с сопротивлением и в конечном итоге отдают приказ об Экстерминатусе. По сути, это рассказ о первой инквизиторской операции и первом в истории Империума инквизиторе.

Из-за бешеного темпа некоторые моменты рассказа выглядят несколько гротескно и карикатурно (но куда более атмосферно, чем в рассказе Сваллоу «Красное и Чёрное»), но это не отрицает того факта, что фансервисная мощь у рассказа запредельная.

«Далёкие отголоски Древней Ночи» (Роб Сандерс)

Вархаммер славится своим описанием насилия, но иногда авторам удаётся перейти на новый уровень передачи боли через текст при описании событий, которые даже по меркам этой вселенной кажутся излишне жестокими. Гвардия Смерти атакует Имперских Кулаков, направляющихся к Терре. Сыны Мортариона почти победили, но корабль врага упал на Луну и на его борту остались выжившие. Сначала мир подвергают вирусной бомбардировке. Затем туда отправляют отряд опустошителей, абсолютно двинутых космодесантников, которым нипочём большинство ядов и привычно нахождение рядом с источниками радиации. Сандерс начинает выписывать такую жесть, которая оказывается непосильна даже этим воинам. Описывать так, что становится дурно. Гвардия Смерти здесь не просто использует фосфекс — она отправляется в пылающий огнём ад, чтобы убить своих врагов. И пусть единственной нитью, связывающей этот рассказ со сборником, является умирающий Странствующий Рыцарь, сгорающие заживо барбариусцы — пугающее зрелище.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.