Мы видим жизнь в её движении, ощущаем, что происходит вокруг нас и формируем собственное представление насчёт трендов, течений и тенденций. Но всегда ли мы видим полную картину? Чаще всего мы заостряем внимание на отдельных событиях, предметах и ситуациях, потребляем лишь то, что потребляют массы и упускаем из виду нечто, что может дать нам куда большее представление об окружающей действительности. Авторы Нерпача пишут не так уж часто и всегда стараются выложится в своём тексте на максимум. Но что, если то что мы прочитали, посмотрели или во что поиграли не заставляет нас тут хвататься за чистый лист и начинать писать? Такие вещи ускользают от взора масс и очень быстро забываются. В данных еженедельных дайджестах авторы нашего проекта расскажут вам о том, что они потребили за прошедшую неделю и почему они это сделали. Чем им показалась важна так или иная книга, игра или кинокартина. И если даже она абсолютно неинтересна или плоха, то почему она всё же заслуживает вашего мнения. Это дайджест случайных произведений, о которых вы, возможно, уже слышали, но забыли, или так никогда и не услышите.

Охота / Jagten

«История о том, как одна маленькая детская ложь сделала из воспитателя детского сада Ганнибала Лектера». На самом деле нет, но Мадс Миккельсен в роли жертвы одной маленькой девочки и толпы безумных взрослых заставлял снова и снова думать о сериале «Ганнибал» (а ещё о том, что от детей нужно держаться подальше, ага). В какой-то момент атмосфера в фильме становится не менее тяжёлой и гнетущей, чем в вышеупомянутом сериале. Временами просто хочется поставить на паузу и заорать: «Стойте, вы серьёзно?!» Но не буду погружаться в события фильма, заострюсь на другом.

Как же мне нравится сочетание уютного ухоженного маленького городка и херни, которая происходит в этих милых декорациях! А ещё холодная цветовая гамма и совершенно неголливудские лица актёрского состава, что создаёт дополнительную уверенность, что фильм будет хорошим. Он в правду хорош. И пусть концовка меня немало возмутила, а игра актёров не всегда вызывала доверие и даже оставила некое ощущение незавершённости, я смотрела фильм, не отрываясь, и Миккельсен был по-настоящему хорош и убедителен в этой непривычной для него роли упёртой омежки в мужском теле. — Анастасия Полищук.

Бразилия / Brazil

Несмотря на то, что внешне «Бразилия» — это антиутопия с трагическим потенциалом не меньше чем у «1984» и «О дивный новый мир», внутри она является довольно жёсткой сатирой на бюрократические структуры в духе Франца Кафки. Но в фильме меня впечатлила более общая атмосфера того, что в целом-то людей всё устраивает. Несогласие с этой системой есть у единиц радикалов, вокруг которых и строится сюжет. Общая масса людей не воспринимает этот уклад как нечто ненормальное или несправедливое, а вполне себе комфортно живёт в нём. И на эту сторону антиутопий редко обращают внимание, а ведь именно она должна пугать куда больше, чем все ужасы тоталитарных государств: люди в целом согласны с таким укладом. И оттого мне очень жаль, что в масскультуре не закрепился образ Дона-Руматы (именно образ, роль, а не то, кем он был), героя, который вместо того, чтобы кардинально переустраивать жизнь людей, постепенно устремляет их навстречу переменам. И его задачей становится не радикализация общественной жизни, а изменение образа мышления масс в ходе своей деятельности. И это куда более сложный и многогранный процесс, о котором сложнее создать захватывающий рассказ, нежели об отважном герое, идущем против системы. — Антон Скнарь.

Detroit: Become Human

С того самого момента, как Detroit появился на полках магазинов в СНГ, лента в каждой моей соцсети (кроме, пожалуй, Instagram) превратилась в девиантский ад. Я понятия не имею, за что в нашем регионе эту игру так полюбили, и почему вокруг неё в такие сжатые сроки сформировалось максимально упоротое фанатское сообщество, для меня это до сих пор одна из загадок мироздания. Но с тех пор и даже по сей день, я постоянно вижу тысячи постов о том, какая Конор сахарная булочка, что им с Хэнком суждено прожить долгую и счастливую жизнь, в которой первый будет называть второго папочкой и радостно носить ему в зубах домашние тапки. Не удивительно, что в таких условиях мне самой полностью перехотелось проходить эту игру, а чуть позже и вовсе стало тошнить от любого её упоминания. И я была уверена, что куплю эту игру, возможно, только через пару лет, когда играть будет совсем не во что, а вьетнамские флэшбеки о фанатском визге в моей голове поутихнут.

Но судьба распорядилась иначе. Мой молодой человек почему-то решил, что будет хорошей идеей однажды вечером притащить мне коробочку с диском, и я решила хотя бы попробовать (ведь демка мне действительно понравилась).

…Спустя два дня, я рыдала над концовкой, как сученька, судорожно сжимая в лапках геймпад. Нет, я до сих пор не поняла, почему именно эта игра стала такой популярной, но поняла, за что её так любят. За неплохо проработанных персонажей, за разнообразие развития сюжета, за живость мира, за нескучное, бодрое повествование, периодически разбавляемое «тяжёлым моральным выбором». Я не знаю, почему многие ныли по поводу тех моментов, когда, играя за андроида, нужно было мыть посуду или убираться в доме, мне они не показались затянутыми. Мне вообще кажется, что игра и все её сюжетные арки получились идеальными по продолжительности, чуть меньше — и было бы слишком мало, чуть больше — и было бы слишком затянуто. Да и сам сюжет, в котором многие почему-то не увидели вариативности, лично меня по окончании каждой арки сюжета заставлял поражаться тому, какое там огромное древо конечных возможностей и как много упустила. Видимо, людям просто надо хоть о чём-то поныть. Я также не совсем понимаю жалобы на «мыльность» картинки, но тут можно списать всё на то, что я играла на PS4 Pro, а там с картинкой и FPS всё в порядке.

Конор с Хэнком зацепили меня далеко не так, как Маркус и его армия девиантов. И именно в конце их сюжетной ветки я рыдала, тогда как и смерть Конора, и смерть Хэнка вызывала у меня только «meh».

Если подводить какой-то итог, то могу сказать, что в общем и целом у Дэвида Кейджа получилась добротная, интересная игра. Не 10/10 на кончиках пальцев, не революционный прорыв в мире симуляторов ходьбы, но игра, которую стоит пройти и которой стоит проникнуться. — Татьяна Буенкова.

Мандарины / Mandariinid

По-моему, этот фильм — одна большая метафора. Что можно подумать, увидев в самом начале старика эстонца, делающего ящики под мандарины? У меня сразу возникла ассоциация с гробами для солдат. И здесь было трудно ошибиться — всё же, в фильме речь идёт о войне, хотя саму войну мы почти не видим. Мы видим отпечатки её чудовищных лап повсюду. Меня, как правило, такие фильмы цепляют гораздо сильнее, чем показывающие непосредственно военные действия. Здесь нет этого военно-патриотического духа, а из экшена только резво бегающий дед и одна недолгая перестрелка.

Это фильм — размышление. И если мандарины — это люди, то нетрудно разгадать основной посыл. Для каждого человека дорога земля, на которой он родился и вырос. Но если ты родился на ветке одного дерева, а другой человек — на ветке другого, растущего рядом, разве вы стали столь непохожими, что должны воевать за право жить на этой земле? Символично и то, что чеченцы признают за своего грузина, а русские принимают за грузина чеченца. Тогда кто и с кем воюет? Старый эстонец даст хороший ответ на этот вопрос. «Это ничья война». За что они воюют? За землю, на которой растут мандарины, но вот только урожай-то не будет собран людьми, увлечёнными погоней за кровью. — Анастасия Полищук.

Она / Her

Приятная хрипотца всеми любимой Скарлетт Йоханссон

Фильм «Она» является как удивительным примером нестандартной истории о любви, так и нестандартной научной фантастикой. При этом оба этих элемента работают на отлично.

Так уж сложилось, что при упоминании термина «научная фантастика» мы представляем себе космические корабли, киберпанк и бластеры, однако «Она» предлагает совершенно другой подход — недалёкое будущее с реалистичными изменениями в моде, дизайне компьютеров и развивает тему разумного и постоянно развивающегося искусственного интеллекта, откуда и вытекает сюжет о Теодоре Туомбли, который влюбился и начал романтические отношения, по сути, со своим телефоном.

Режиссёр Спайк Джонз отлично справился с каждым элементом этого фильма, и сюжет о любви релевантен не только в контексте будущего и искусственного интеллекта, но и в контексте отношений на расстоянии и невозможности даже дотронуться до своего партнёра.

Фильм смотрится необычайно легко, мастерски задевает все нужные «струны души» и заставляет задуматься как о простых темах отношений, так и о будущем, которое непременно нас ждёт. — Лёва Георгиевский.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.