Почти весь вархаммер нулевых писался энтузиастами, которые решили попробовать себя в этой сфере. Кто-то из них что-то пописывал до этого, а кто-то просто уже достаточно поварился в White Dwarf и редактуре-написании кодексов, что решил: «А почему бы не попробовать себя в чём-то новом?» Однако были и те, кто пришёл в Black Library уже тёртым калачом. Саймон Спуриэр был как раз одним из последних, и это очень хорошо чувствуется по его роману «Повелитель ночи».

Я прочитал этот роман уже значительно позже «Ереси», после десятков книг, написанных не только в начале нулевых, но и в середине десятых. И во время прочтения, и после него, я до сих пор нахожусь под эффектом «Повелителя Ночи», искренне восхищаюсь этой книгой и работой, которую проделал Спуриэр. Конечно, у меня есть вопросы касательно бэковой части истории Восьмого, но если рассматривать написанное лишь как одну из точек зрения, то вопросы отпадают сами собой. Но вот в остальном… литературно это действительно один из лучших романов, изданных BL. Пока авторы описывали похождения Гвардии, Инквизиции да Ультрамаринов с Кровавыми Ангелами, Спуриэр взялся за героя-отступника (мода на книги о хаоситах начнётся чуть позже), который отправился в 40k прямиком из 32-го тысячелетия, захватив с собой воспоминания о мире прошлого, камео Императора, Конрада Керза и других примархов. Это роман, который предвосхитил (намеренно или случайно, я не знаю) движение BL на годы вперед.

Сейчас «Повелитель ночи» похож на хорошо выдержанное вино, которое достаточно настоялось и именно после стало способно передать весь спектр чувств и вкусов, которые раньше просто не могли бы раскрыться. Один из самых сильных эмоциональных моментов романа — осознание Зо Сахаалом того, что прошло почти 10 тысяч лет с момента, как он был заброшен эльдарами в варп. Раньше этому можно было лишь посочувствовать на общечеловеческом уровне. Сейчас, когда Ересь Хоруса прописана и проработана чуть ли не лучше 40k, боль героя очень легко понять и прочувствовать самому. Только ради этого стоит читать «Повелителя Ночи», но это далеко не единственное, чем способен порадовать роман.

Повествование ведётся от лица двух персонажей: Зо Сахаала и дознавателя Миты Эшин, помощницы инквизитора Каустуса из Ордо Ксенос, прибывшего в этот мир по своим делам и обнаружившего старый разбитый космический корабль, который перевозил некого пассажира, пережившего это крушение. У каждого из героев задача под стать их личностям: Сахаал пытается всеми доступными способами связаться с остатками Повелителей Ночи, а дознаватель вопреки приказам инквизитора старается добраться до Зо. В конце они, разумеется, встретятся, но это не самое интересное и желанное в романе — намного интереснее следить за путём каждого из героев, когда они своим умом и умениями прокладывают путь через мир-улей Эквиксус. Если вы когда-нибудь задумывались, насколько силён, умён и хитёр один-единственный космодесантник и что он в одиночку способен совершить, то эта книга должна как минимум стать одной из ваших любимых — ветеран Повелителей Ночи за несколько недель умудряется ввергнуть в ужас несколько триллионов (а может и триллиардов) людей. Зо — достойный своего генетического отца сын.

Пусть Сахаал и не поддался мутациям варпа, подобная этой сцене всё же была в книге: десятки арбитров в узком пространстве машинной зоны сражались во тьме с одним единственным космодесантником. И он смог их разбить.

«Повелитель ночи» — во многом эталонное произведение касаемо раскрытия того, что такое страх в 40k и как он способен влиять на простых людей. То, что впоследствии будет прописывать в своей трилогии и повестях-рассказах о «Ереси» Дембски-Боуден, содержится именно здесь, вплоть до отдельных образов и сюжетных поворотов. Описание жизни подулья в дальнейшем будет использоваться другими авторами, а некоторые даже будут воссоздавать отдельные элементы в своих книгах (как, например, Фехервари, который считает данный роман одним из своих любимых). Для меня одним из самых запоминающихся моментов стал эпизод, в котором Сахаал смог встать во главе Семьи Теней, религиозного культа, истово верующего в Императора. Зо предстал перед ними в качестве ангела мщения, рассказал, что власть сверху прогнила и её срочно нужно уничтожить. Ну, а то, что он был одет в архаичную броню времен Ереси в цветах Легиона-предателя, сектанты знать не могли — это не та информация, которую должен знать биомусор из подулья. Этот момент как нельзя лучше раскрывает воинственную религиозность жителей сороковника, которые находятся на том уровне эмоционального напряжения, что малейшая искра способна заставить их вспыхнуть. И что самое ужасное — начать бороться против самого Империума.

Каждая из сюжетных линий вполне самодостаточна, но умело расставленные акценты на определённых событиях не дают повествованию распасться на две части. В своей главе Сахаал может планировать теракт, но сам теракт мы увидим глазами дознавателя, восприняв весь ужас содеянного через её призму восприятия. Подобное создаёт пугающий художественный эффект, когда ты сопереживаешь убийце ровно до того момента, пока не понимаешь, что именно он делает. Сахаалу присуща первобытная жестокость, которая не может не восхищать своей изобретательностью и прагматизмом. При этом его сюжетная линия больше похожа на эдакую адаптацию «Молчания ягнят», в котором вместо агента ФБР оказывается техножрец, отступивший от культа Механикус и решивший существовать, торгуя информацией и строя собственные многоходовочки.

Я не жалею, что прочитал эту книгу только сейчас, ведь после почти сотни книг он смог раскрыться для меня куда полнее, я смогу разглядеть всю его многогранность. Данный роман предвосхищает эпоху героев и легенд, которая станет более реальной с выходом «Возвышения Хоруса» спустя год после издания «Повелителя Ночи».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.