Данные размышления являются всего лишь интерпретациями идей различных философов и течений. Автор стремится передать их в первозданном виде, но не застрахован от случайного домысления.

Сами по себе идеи почти ничего не могут — эти единичные смысловые конструкты слишком слабы, слишком одиноки, слишком ничтожны и поэтому не способны повлиять на человеческое общество. Но если из разрозненных идей собрать более-менее цельный конструкт, отвечающий потребностям обладающей потенциальной или фактической властью какой-либо социальной, то дело может принять дурной оборот. Идея сверхчеловека не нова для человеческой культуры, но сама по себе она ничего не несёт и слишком сильно зависит от контекста, в который её помещают. Пара ловких логических манипуляций и вот уже идею о сверхчеловеке можно найти и в Библии, и в мифах древности, и в рекламных слоганах дезодорантов и шампуней. И ваш любимый супергерой тоже может оказаться тем ещё уберменшем — нужно лишь взглянуть на него под определённым углом.

Если вам вдруг захочется узнать о концепции Ницше побольше, то, скорее всего, вы первым делом окажетесь на википедии и не факт что после этого захотите продолжить путь (хотя заглянуть на киберленинку всё же не помешает). Несмотря на то что понимание уберменша для Ницше, это в первую очередь понимание моральное (при этом императивное — сверхчеловеку не нужно общество, чтобы жить нравственно — он сам себе общество), последующие интерпретации сместили фокус на физические особенности уберменша, оставив за бортом метафизическое измерение, благо Ницше сам оставил эту лазейку, когда говорил об эволюции человека. Возможно именно этот биологический пафос и стал тем, что позволило идее о сверхчеловеке стать частью массовой культуры. Ну, а то, что идея была изначально изложена в художественном произведении, лишь дало ещё больший толчок к последующим трактовкам и интерпретациям.

«Бог мёртв» — именно эта предпосылка и создаёт базис для появления ницшеанского сверхчеловека, который оказывается один на один перед многогранным миром без этического проводника, без нормативистского сверх-Я, которое бы могло указать ему путь и оправдать (или осудить) все его деяния.

Но возможно ли существование сверхчеловека без смерти бога? — Да, возможно.

Задолго до Ницше об этом говорили гуманисты эпохи Просвещения, которые вывели, что раз человек создан по образу и подобию Бога, то сам является Богом, а значит способен действовать независимо, вне рамок, накладываемых на него Библией, священниками или господствующей моралью. Данная логическая конструкция позволяет выйти из-под власти Большого Другого, который до этого определял жизни людей, чтобы стать для себя источником морали, не зависимой от внешнего субъекта.

Нечто подобное сделали и экзистенциалисты, которые в своей массе отрицали власть идеи над человеком и оставляли его абсолютно незащищённым перед внешним миром. Если осознал эту правду жизни, что всё то, во что ты верил, — всего лишь выдумка, то можешь поверить в любую из всех возможных. Или создать свою собственную картину мира, которая будет ничем не лучше остальных. Но при этом и не хуже.

Чтобы как можно глубже понять «Мираклмена» в интерпретации Алана Мура всё вышесказанное лучше держать в голове, иначе отсылки к философии Ницше так и останутся лишь простыми отсылками, призванными придать условной глубины и ценности посредством культурной преемственности. Но что ещё более важно — именно подобное детальное рассмотрение произведения позволяет обнаружить, что как бы не пытался Мур, он всё так же остался в плену стереотипов массовой культуры и не смог преодолеть рамки биологического понимания сущности сверхчеловека (хотя может это и вина супергероического жанра, преодолеть недостатки которого раз за разом пытался Мур). Но для этого нужно чуть более детально разобрать сюжет комикса.

Внимание, Спойлеры!

Одно из самых явных достижений Мура — это перемещение Мираклмена и его чудо-семьи из Золотого Века в Бронзовый со всем сохранением ранее накопленного опыта. Всё, что происходило тогда — не более чем искусственно созданные сны в секретных правительственных лабораториях. Всё чудо-семейство — результат изучения технологии инопланетян, которая позволяет с помощью заложенных триггеров менять тела живых существ, оставляя разум на месте. Главная слабость чудо-семьи — необходимость для «превращения» использовать специальные слова, которые иногда нет возможности произнести или можно забыть. Из-за череды неудач учёным пришлось вывести чудо-людей из сна, а затем и попытаться уничтожить их атомным взрывом. Один погиб, второй потерял память, а третий познал, что он сам вершитель своей судьбы и избавился от оков своего старого миропонимания. Здесь берёт начало одна из первых попыток художественными средствами раскрыть сущность сверхчеловека. Их здесь будет много, но эта видится мне одной из самых важных.

Первое и самое популярное измерение сверхчеловека — физическое или биологическое, несмотря на то, что фактически это два разных критерия. Физически, то есть внешне, сверхчеловеком может быть любая разумная форма жизни гуманоидного типа, обладающая пониманием человеческой культуры, ведь человек — это не только биологический конструкт, но и социальный. Супермен является физическим воплощением сверхчеловека, но никак не биологическим — он представитель инопланетной расы, которая чисто случайно (и маркетингово) имеет ту же морфологию, что и мы с вами. Мираклмен Мура даже не смотря на использование инопланетных технологий является сверхчеловеком на биологическом уровне (но в отличие от своей дочери искусственно созданным). Он воплощает в себе внешние черты сверхчеловека — неуязвимость, способности к полёту, лучи из глаз и целый ворох суперсил, которыми он пока ещё не овладел. Он является сверхчеловеком по праву силы, точно так же как ими являются все члены чудо-семьи.

Молодой Мираклмен некогда был протеже главного героя, он всего лишь учился быть «супергероем». Если у Мираклмена был исключительный компас определения добра и зла (о том, что эти понятия оценочны и контекстуальны я думаю вам не нужно напоминать), то у обоих его помощников была лишь ориентация на наставника, подражание его действиям, мыслям и суждениям. Когда же главный герой потерял память (что равносильно его смерти), то Молодой Мираклмен остался без этического компаса. Это позволило ему прийти к мысли, что этики как таковой и не существует. Ну, или она существовала до тех пор, пока был жив её носитель — детали не особо важны. Нормы всего лишь выдумка, которая была призвана подчинить его чужой воле и заставить действовать иначе, чем он того хотел. Он обрёл новый тип разумности, основанной на следовании собственным желаниям, а не желаниям Большого Другого. Увы, но обида, последовавшая за осознанием этого факта, не позволила ему выстроить собственный моральный комплекс — «Бог умер», осталась нигилистическая пустота, в противовес которой Ницше некогда и выдвинул идею сверхчеловека.

Следующая точка, в которой раскрывается сущность сверхчеловека — это прибытие вернувшего себе память (и сверхсилы) Мираклмена на секретную базу. Чуть позже увидевшие его мощь немецкие солдаты воскликнут, что это и есть тот уберменш, который был их идеалом во времена Третьего Рейха. Светловолосый атлет, способный руками разрывать танки. Для Гитлера идея сверхчеловека была составной частью антисимитизма, способом ограничить людей высшей крови от людей низшей. Разграничить их права на биологическом уровне, уничтожить «слабую ветвь» человеческой эволюции. Именно таким уберменшем и был Мираклмен — ариец, во благо нации которого совершались самые ужасные деяния и чьей волей ни прикрывались. Именно на базе Мур высказывает одну из самых глубоких своих идей — не столь важно, какими силами обладает физическое воплощение сверхчеловека, главное, чтобы он был на «нашей стороне», был управляем и действовал в «наших» интересах. Его главная задача — сохранять статус-кво, оставлять одних у власти и не давать другим до неё добраться. Метафизически это, конечно, не сверхчеловек.

Следующим важным событием становится борьба Пантеона (Мираклмена (М), Мираклвумен и их друзей-инопланетян) против Молодого Мираклмена (ММ), который вновь появляется в этом мире. К тому моменту Мур накинет множество образов и смыслов к общей сюжетной линии, так что истинную суть очередного противостояния сверхчеловека (ММ) и Бога (М) очень легко упустить из виду, тем более что это сражение становится и сюжетной кульминацией. Противостояние этих существ приобретает новое значение — оно начинает отражать ещё и борьбу различных мироощущений. Не смотря на то, что сам Мур объясняет это противостояние через тягу антогониста к Тонатосу, смерти (тогда как главные герои воплощают собой Эрос, живородящее начало), производимое антагонистом разрушение носит иное символическое наполнение, состоящее из того же нигилизма и отрицания текущего миропорядка как такового. Он обладает запредельной силой и только поэтому оказывается способен совершить столь огромные разрушения. И, что самое важное, он хочет победить Бога, который и воплощает для него мораль. Только с его смертью он сможет обрести власть над своей собственной жизнью. Во всех остальных случаях его будут способны подчинить своей воле вполне реальные существа. Точно так же ведут себя атеисты, борющиеся с церковью — они хотят уничтожить источник угнетения, символически выраженный во власти бога над ними. Точно так же ведут себя подростки, бунтующие против «системы». Когда же Молодой Мираклмен оказывается повержен, начинается новая глава в истории этого мира.

Мир после лондонской резни — это мир, который понимает, что с человечеством вместе живут существа, способные к невообразимым разрушениям и неуязвимые к человеческому оружию. Единственный способ управлять ими — это идеология, но к этому моменту люди оказываются лишены и этого инструмента. Оставшиеся в живых сверхлюди принимают решение перестроить человеческое общество, но делают это исходя из на мой взгляд странных предпосылок. Главная причина их «реформ» — «действие для блага людей». Ответ на вопрос, почему не спросить у людей, что они считают благом: «Разве мы спрашиваем как дела у рыб? Хочет ли корова стать фаршем?». Главная причина, почему они считают себя выше человечества — их сила. Именно в ней заключается их сверхчеловечесность, а не в способности выйти за рамки существующих норм и создать собственный морально-этический кодекс. Они способны это сделать, но не это определяет их как сверхлюдей.

Они уничтожают всё ядерное оружие, изымают обычное, отменяют деньги и разрешают все виды наркотиков. Они позволяют себе это делать, потому что у них есть сила, потому что они считают себя выше людей эволюционно. Они делают лучшей жизнь людей, но не самих людей. Или не всех. Всё так же остаются сильны церкви, образуются новые религиозные течения, которые начинают воспевать подвиги Пантеона. Они называют себя Пантеоном и берут имена греческих богов, чтобы показать свой статус и заставить людей подчиняться. Но, с другой стороны, они позволяют людям вознестись и создать себе вторые тела. Тем людям, которые оказываются готовы выйти за рамки собственных убеждений и отказаться от путеводного голоса Большого Другого. Тем, кто способен понять их логику, согласится и впоследствии развить. Тем, кто способен сам выстраивать свой жизненный путь.

«Мираклмен» как и «Хранители» выделяется во многом и тем, что мир здесь живой. Он меняется, в первую очередь, благодаря действиям сверхлюдей. Мур на уровне концепта заложил, что герои не будут соблюдать статус-кво и перекуют под себя мир. Это то, что не удалась большинству супергероев, ведь вместо того,чтобы решать проблемы системно, они сосредотачивались лишь на устранении видимых результатов противоречий, но никак не разрешении последних. Это связано с рядом причин, в число которых входит маркетинговая необходимость постоянно получать прибыль за счёт продажи продукции с любым героям масскультуры, а также с тем, что для большего погружения читатель должен видеть в комиксах мир, похожий на тот, что находится у него на окном. У Мираклмена нет Цитадели Одиночества, в которой можно было бы уединиться и снять с себя ответственность за всё, что происходит вокруг. Он изменяет мир, но оставляет людям право наслаждаться своими заблуждениями. В действиях Пантеона видны отражения левых настроений и марксистская риторика, но построенный Мираклменом мир никак особо не конкретизируется. Прямо как у ранних Стругацких — коммунизм есть, но как его описать не понятно, ведь он качественно превосходит существующие общественные отношения. Поэтому и приходится указывать на внешние признаки, которые можно представить — отсутствие денег, например. И там же отражается новый вид деятельности, которая становится одной из важнейших для новых сверхлюдей — исследование космоса. Почти что бесконечный сверхчеловеческий потенциал у Мура находит применение в гносеологической деятельности, творческой и созидательной. И это становится ещё одной важной идейной составляющей полотна «Мираклмена».