Стимпанк, как и многие другие панк-жанры, выражается в первую очередь в определённой эстетике. И если работа оказывается в визуальной форме изображения, комикса или даже фильма, то эстетика становится главной определяющей его сущность чертой. Если это стимпанк, то паровых механизмов, заводных приборов и высоких корсетов с длинными подолами платьев должно оказаться ровно столько, что добавь ещё чуть-чуть — задохнешься от переизбытка.

Главная проблема комиксов в этом сеттинге в том, что эстетики в них всегда оказывается больше, чем смысла. Сами рамки сеттинга не дают авторам вдоволь развернуться — действие происходит в прошлом или в прошлом, которое пролонгировалось до нашего «настоящего». Если каждое новое техническое изобретение, каждое новое явление нашей информатизированной повседневности способно дать новую пищу для размышления и породить новые видения будущего, то стимпанк остаётся тем сеттингом, который не насыщается просто самим фактом прогресса в нашей с вами реальности. Он «заморожен» в силу своей природы, и чем дальше мы уходим от викторианской эпохи, тем большим анахронизмом становится стимпанк. Шутка ли — первые произведения в этом жанре начали появляться примерно столько же лет назад, сколько отделяло их от рубежа 19 и 20 веков. И поэтому насыщение жанра во многом возможно лишь задним числом, за счёт натягивания современных технологий на глобус стимпанка. Но это не более чем забава, ведь сам по себе дискурс стимпанка не меняется: смыслы и конфликты остаются всё теми же в рамках мира, который уже отжил своё.

«Леди-Механика» в этом контексте предстаёт не просто как ещё одно произведение в сеттинге, в котором авторы пытаются разнообразить действие постоянным введением новых элементов, оно становится альманахом жанра. Только за второй том вам покажут зазнавшихся аристократов, охоту на йети, африканских амазонок, злых германцев, храмы древней цивилизации и людей-ящеров. Это не просто случайное введение персонажей — это вполне осознанное стремление наделить повествование динамикой, потому что иначе его оказывается просто нечем наполнить. Это в книге можно набить символы описанием окружения и паровых машин, в комиксе такой трюк не пройдёт. Но Джо Бенитез старается изо всех сил, чтобы заставить читателя полюбить героев, пишет проникновенные полные драматизма диалоги, а художник рисует очень трагичные лица. Но вот в чем загвоздка: этот dramatic porn не имеет вообще никакого смысла и просто отвлекает читателя от комикса.

Вся прелесть «Леди-Механики» в её бульварности, вульгарности и клишированности. Чем больше людей-ящеров и австрийских учёных оказывается на странице, тем лучше становится комикс. Стремление написать трогательную историю о спасении девочки конечно заслуживает похвалы, но оно отвлекает. Этот комикс плоть и кровь от образов массовой культуры рубежа 19/20 веков, и чем больше образов, которые могли окружать людей того времени появляется на страницах, тем веселее становится произведение. Именно когда герои действуют, а не предаются пустословным и очень длительным беседам, проявляется истинная красота этого комикса.

Как и многие другие палповые по духу произведения «Леди-Механика» страдает из-за моды на психологизм и глубоких персонажей. Главная героиня взаимодействует с аристократами, людьми, проблемы которых даже для неё кажутся мелочными. Авторы не могут нарисовать убедительную карту конфликтов этого мира, потому что сам этот мир — поверхностный, калька с эпохи научно-технической революции с примесью фантастики. Но даже мир-первоисточник уже настолько далёк от нас, что воспринимается не иначе как аттракцион. А задача аттракциона — развлекать, давать как можно больше ярких эмоций, а не вгонять в тоску долгими и детальными экспозициями, которые не привносят в произведение ничего нового. И когда авторы подобных произведений понимают, что именно будет работать, а что нет, у них получаются настоящие жемчужины.

Экземпляр на рецензирование предоставлен АСТ: Редакция Mainstream и магазином book24.ru.