Историю можно понимать по-разному. Можно, следуя традиции Аристотеля, понимать её циклично, как постоянный процесс смены упадка процветанием и наоборот. Правда, Аристотель делал акцент на смене форм государственного управления, но это не мешает увидеть подобный подход в максимально разветвлённой теории цивилизаций, которую за последние 2 сотни лет интерпретировали очень и очень по-разному. Можно же, наоборот, понимать историю линейно, видеть в ней постоянное развитие (или деградацию), уповать на неизбежное установление Царства Божия или смену капитализма коммунистическим устройством. Но в конечном итоге любое понимание упирается в то, как же осмыслять историю: как неизбежное движение (с отсутствием сослагательного наклонения) по заранее определённому пути, или (соблюдая принцип историзма) как живой процесс постоянного противоборства множества сил, своей деятельностью формирующих общественную реальность, которая в дальнейшем и станет «историей». Если взглянуть на школьное преподавание истории, присмотреться к учебникам и методическим пособиям, то станет очевидно — на уровне общего образования транслируется принцип линейного развития и предопределённости. Внимание в первую очередь уделяется датам, которые вбиваются в головы детям и к которым привязываются все ключевые события российской (да и не только) истории. История перестаёт существовать как живая субстанция, которую необходимо пропускать через себя и осмыслять, и становится набором «фактов» и «дат», которые просто нужно заучить, чтобы «знать историю».

В каждом конкретном историческом моменте полотно истории оказывается связано нитями идеологического обоснования существующей реальности, и каждая власть в силу своих целей старается обосновать свои действия через интерпретацию исторических событий, в каждом конкретном случае создавая из удобных «фактов» очередную мозаичную картину прошлого. Появляются концепции «особого исторического пути», трагические или героические конструкты «исторической судьбы» и прочие идеологизированные модели и схемы. В свою очередь эгоцентризм, присущий в той или иной степени всем странам, народам, этносам, нациям народностям и национальностям (в данном случае это не тождественные, но синонимичные понятия), влияет на понимание собственной роли и важности в общемировом историческом процессе. Оказывается, что кто-то ведёт свой род от самих арийцев, на чьей-то территории находился сам Эдем, какие-то (полу)острова принадлежали кому-то тысячелетиями, а кто-то начинает считать, что это у них зародилась самая лучшая форма правления — демократия — и им остро необходимо научить всех остальных жить по законам функционирования этой модели. Коллективные мифы завладевают умами людей и становятся обоснованием для любых, подчас самых «бесчеловечных» и жестоких действий. И в конечном итоге это становится причиной трагедий единиц или миллионов людей.

Понимание не только чужой ограниченности, но и своей собственной (так называемая home blind) позволяет совершенно иначе выстраивать своё повседневное существование и в дальнейшем влиять на политическую жизнь всей общности, к которой ты принадлежишь. И книга «Выбирая свою историю» (о которой я веду свою речь) как раз позволяет взглянуть на многовековую историю России под совершенно непривычным углом. Только не нужно думать, что этот научно-популярный труд даст вам готовые блок-схемы того, как могла бы сложиться наша история, и предложит весь набор альтернатив в каждой точке бифуркации — скорее наоборот, за счёт обстоятельного разбора первоисточников и их критического анализа будет рассказано, почему «всё сложилось именно так, как сложилось». Каждая из глав этой книги привязана к конкретным датам, которые и можно считать данными точками, но каждый раз повествование будет сосредоточено на разборе контекста, благодаря которому и можно осмыслить созданные конкретными людьми или общностями «выборы».

Конечно, этот труд и его создателей можно обвинить в предвзятости и всё той же идеологизированности: авторы явно дают понять, что написание этой книги было обусловлено желанием показать и что в любом историческом событии есть место свободе выбора (которая, разумеется, всё равно ограничена контекстом и не является абсолютной). Можно, но такое заявление всё равно будет далеко от истины — их труд скорее ценностно-ориентирован и даёт возможность самому прийти к подобным выводам. Как я и сказал, это не работа о том, что бы могло быть, а о том, почему случилось так, как случилось. И это та грань, которая и отделяет эту книгу от идеологизированных книг, культивирующих линейное понимание истории и неизбежность произошедших событий.

Что лично для меня показалось особо важным — это развенчание мифов, которые сложились в обывательском сознании и продолжают воспроизводиться в учебниках по истории. При этом, даже само знание этих мифов является необходимым для целостного понимания данной работы, ибо она точно так же контекстна, как контекстны все те «переломные даты». Без знания истории на уровне 8-9-го класса вряд ли получится без труда читать о мнимых и явных развилках, но книга вполне может стать дополнительным материалом для осмысления истории своей страны, а для кого-то — единственным источником, который обстоятельно расскажет о самых важных моментах «истории Государства Российского». Книга читается очень легко, и если вы более-менее ориентируетесь в датах и событиях, то прочтение не составит для вас особого труда. Однозначный мастрид.

Первый раз книгу выпустило Издательство «КоЛибри» в 2006 году, второй раз, уже в 2014-ом году, Издательство Corpus.