Данный материал является переводом текста THE CURRENT STATUS OF GAINAX – INTERVIEW: HIROYUKI YAMAGA & YOSHIYUKI SADAMOTO (SEPTEMBER, 2016)

В первую очередь мы хотели бы узнать об успехах проекта Uru in Blue. На какой стадии находится производство фильма?

Ямага: прямо сейчас мы перерабатываем маркетинговую стратегию его продажи, поэтому я полагаю, что к написанию сценария мы приступим в начале следующего года. Мне бы хотелось собрать учеников для формирования отдела дизайна, который будет заниматься маркетингом.

Планируете снять пилотную версию фильма?

Ямага: Нет, мы решили не снимать пилот, поскольку это будет стоить дополнительных расходов.

У вас всё в порядке с финансированием?

Ямага: Далеко не в порядке, мы ещё даже не начали получать финансирование, поэтому нам нужны материалы для продвижения.

Что вы думаете о краудфандинге?

Ямага: Что я думаю? Пожалуйста формулируйте вопросы поточнее, иначе мне будет непросто на них отвечать (смеётся). Не начинайте вопросы с «Что вы думаете о». (смеётся)

Извиняюсь (смеётся), не могли бы вы воспользоваться платформой краудфандинга для финансирования проекта? Учитывая огромную фанбазу GAINAX…

Ямага: Знаете, большинство прошедших краудфандинг аниме проектов в Японии получили не столько финансирование, сколько пожертвования. Они предлагают бонусы в виде, ну я не знаю, например, обеда с членами съёмочной группы, подобные вещи, побуждающие людей финансово поддержать проект. Собравшего таким образом 100 миллионов йен можно назвать счастливчиком, однако я полагаю, что для Uru in Blue будет проблематично собрать и 50 миллионов. Мы можем использовать краудфандинговую платформу в качестве рекламы, но не думаю, что с её помощью мы соберём достаточно средств для полноценного финансирования.

Но если вы запустите всемирную краудфандинговую компанию, то фанаты из Европы и США также смогут принять участие.

Ямага: Разумеется, если мы запустим её, то в нашем фокусе окажутся США, но если взглянуть на предыдущие проекты, финансируемые по этой схеме, то можно сказать, что это был по большей части способ обратной связи с фанатами, нежели полноценное финансирование. И даже если бы мы воспользовались этой платформой, то в лучшем случае смогли бы собрать 50 миллионов.

Но если получится, то спонсоры смогли бы поддержать вас, не так ли?

Ямага: Нет, не всё так просто. Вы размышляете в обратном порядке: сперва приходят спонсоры, а затем появляется краудфандинг. В конце концов, это всего лишь реклама.

Понятно… Следующее, о чём я хотел бы спросить, касается FLCL 2. В данный момент на каком этапе находится производство?

Садамото: Ааах. Что ж, проектом занимается другая студия, поэтому деталей я не знаю, но режиссёр был выбран, и я полагаю, что сейчас идёт работа над сценарием. Думаю, они на этом этапе. Кроме того, состоялись переговоры относительно образов персонажей, и я уже получил первый заказ на разработку дизайна. И эскизы я ещё не отправил. (смеётся)

Вы занимаетесь исключительно дизайном или чем-то ещё?

Садамото: Знаете, первоначально они хотели, чтобы появилась Харуко, героиня первого сериала, поэтому у меня спросили, можно ли использовать моё имя, и я даже посещал собрание по этому поводу. Затем мне показали всех запланированных персонажей и поинтересовались, со сколькими я смогу справиться. Разработать дизайн для всех персонажей я не смогу, но очень хотел бы помочь с основными.

Значит, вы не будете принимать участие в создании ключевой анимации?

Садамото: Нет, не буду.

А GAINAX примут участие в проекте?

Ямага: Ну… если они предложат нам работу, то, думаю, это вполне вероятно, но «участие» или «неучастие» — это слова, которые в индустрии не особо имеют значение. Все поручают друг другу работу, поэтому мы не знаем, кто и где принимает участие до тех пор, пока это не произойдёт.

Вы целиком передали авторские права на FLCL студии Production IG? Я имею ввиду, что если FLCL будет переиздаваться на носителях, будет ли GAINAX что-нибудь с этого получать?

Ямага: Ну, контракт носит конфиденциальный характер, поэтому я не могу раскрыть его детали, но там ничего не говорится о процентах или чём-то подобном.

Такая же схема, как и в контракте по Евангелиону?

Ямага: Да, как я уже сказал, я не могу раскрывать сами детали контракта (смеётся).

Хорошо (смеётся). Следующий вопрос касается Akubi wo Suru ni wa Wake ga aru. Довольно длинное название…

Ямага: Действительно.

Кажется, он будет о дайвинге? Что стоит за названием?

Ямага: Полагаю, будет лучше, если я не стану раскрывать его значение сейчас.

Так на каком этапе находится проект?

Ямага: На данный момент мы находимся на полпути к завершению предсъёмочных подготовок, пишем сценарий, уже готово несколько раскадровок, а также грубые наброски персонажей. Спонсоры, покрывающие большую часть издержек, также найдены.

Сколько будет сезонов у сериала?

Ямага: Исходя из истории, мы бы хотели выпустить два сезона, но в данный момент очень проблематично выпустить два сезона аниме сериала, созданного на оригинальной основе, без использования первоисточника. На данный момент мы ведём переговоры о съёмках одного сезона.

Каким будет состав съёмочной группы?

Ямага: Пока что не уверен, могу ли раскрывать детали публично, однако состав вполне уже определён.

Вопрос господину Садамото: не могли бы вы, помимо работы над дизайном, также осилить немного ключевых кадров для Akubi wo Suru ni wa Wake ga Aru?

Садамото: Думаю, что мог бы, если найдётся что-нибудь такое, над чем мне действительно захочется поработать, как в случае с Евой, но пока сказать не могу. Разве что режиссёр сериала обратится ко мне за помощью над созданием некоторых сцен…

Ямага: Я уверен, что он попросит вас (смеётся).

Садамото: …тогда я просто не смогу ему отказать.

Что насчёт постановки анимации?

Садамото: Что касается постановки анимации… Не знаю, прямо сейчас я размышляю над способом расширения истории, например, с помощью манги, за которую, скорее всего, в ответе буду я, поэтому заниматься постановкой анимации будет сложновато. Разумеется, если тайтл окажется достаточно успешным, что позволит снять, скажем, спин-офф или даже, при наличии достаточного бюджета, полнометражный фильм, то я не откажусь принять участие в постановке анимации какой-нибудь короткой сцены.

Вы когда-нибудь ныряли с аквалангом?

Садамото: Да.

Ямага: Я тоже.

Вместе?

Ямага: Нет, он не был в Египте. Я ездил туда для сбора материала по данному проекту.

Понятно (к Садамото) значит, вы ныряли в Японии?

Садамото: Да, приобщался к дайвингу, смотрел на черепах.

У вас есть лицензия?

Садамото: Нет.

Понятно. Перейдём к игре для мобильных телефонов Black Rose Suspects.

Садамото: Ах.

Представите её нам?

Садамото: Официальный сайт только запустился, поэтому я не в праве говорить что-то большее о проекте. Полагаю, что игра выйдет в этом году, и персонажи, дизайн которых я разработал, будут показаны согласно расписанию. А сейчас они представляют из себя лишь силуэты.

Вы нарисовали их всех?

Садамото: Не всех, где-то чуть больше десятка основных героев.

Хорошо. Расскажите о грядущих проектах студии Fukushima GAINAX.

Ямага: Я бы с радостью, но помню лишь несколько (смеётся). На данный момент мы сняли 3 эпизода Masamude Datenicle. Думаю, скоро выйдут ещё.

До сих пор у Fukushima GAINAX были лишь короткометражные аниме проекты, да?

Ямага: Да, большинство проектов выпускаются малыми объёмами. У студии небольшой бюджет, и мы не можем конвертировать проекты напрямую в ТВ сериалы, поэтому эпизоды пускаются в производство последовательно.

Будет ли большинство ваших проектов короткометражными аниме сериалами для интернета, как было ранее?

Ямага: Нет, будут различные.

О каких ещё проектах GAINAX вы можете рассказать сейчас?

Ямага: Сейчас у нас в планах… Top wo Nerae! 3. Gunbuster 3. Ой, или это слишком громкая новость? (Ямага и Садамото смеются)

Серьёзно? На какой стадии производство?

Ямага: Сейчас я пишу сценарий (смеётся)

Вы можете назвать предварительную дату релиза?

Ямага: Единственное, в чём я уверен, так это то, что должен закончить сценарий до конца года, чтобы затем перейти к написанию сценария для Uru.

Садамото: Вроде как это единственный проект на данный момент.

Ямага: Но я думаю, что как только проект придёт в движение, то все последующие этапы пройдут гладко. К тому же собрать бюджет на этот проект не составит труда.

Садамото: По крайней мере проще чем на Akubi. Если проекты получают начальный импульс, то продвигаются довольно быстро.

Первый и второй Gunbuster были совершенно разными историями. Третья часть также будет отличаться?

Ямага: Я пытаюсь сделать так, чтобы третья часть связала первую и вторую… и это довольно непросто.

Полагаю, господин Садамото отвечает за дизайн?

Ямага: Сейчас не могу точно сказать, я всего лишь самостоятельно пишу сценарий, поэтому я ещё не думал над этим. Перейду к этому вопросу, когда закончу с сюжетом.

Появятся ли персонажи из двух первых частей?

Ямага: Нет, не появятся. Может быть очень ненадолго, но они не будут частью основного состава. Это совершенно иная история. Также я постараюсь связать произведение с аспектами научной фантастики.

Понятно. Чуть ранее мы говорили об авторских правах. Давайте представим, если бы режиссёр Имаиси захотел снять продолжении Panty&Stocking, вы бы передали права на этот сериал студии Trigger?

Ямага: На самом деле нет никакой необходимости продавать права Trigger. Если коротко, то пока существует проект, не важно, в конце концов, у кого находятся авторские права. Людям свойственно неправильно истолковывать этот аспект, но ты не можешь взять и сделать что-нибудь лишь потому, что обладаешь авторскими правами. Права переходят из рук в руки на ином уровне, поэтому не важно, у кого находятся права, когда мы работаем над чем-нибудь. Люди полагают, что мы можем снять что-нибудь, лишь имея авторские права на руках, но дело не в этом. Поэтому в отношении FLCL или чего-либо ещё не так уж и важно, кто владеет правами, когда мы снимаем или планируем что-либо, если только этот кто-то злонамеренно не даёт добро определённой студии. По этой причине студии TRIGGER нет необходимости получать права на Panty&Stocking для того, чтобы снять продолжение.

Но никаких слухов по этому поводу не просочилось.

Ямага: Да, и не удивительно, в TRIGGER все чертовски заняты, поэтому у них вряд ли найдётся время для съёмок продолжения такого старого тайтла.

Следующий вопрос будет касаться ребилдов Evangelion. Вам знаком символ последнего фильма (нотный знак повторения)?

Садамото: В начале хотелось бы прояснить мою позицию относительно Ребилдов. Я лишь работал над дизайном главных героев, поэтому… (смеётся)

А, я понял. Вот он (показывает символ Rebuild 3.0+1.0: II). Нам даже не удалось прочитать название.

Садамото: Ясно. Извините, но я впервые это вижу. Видите, насколько мала степень моего вовлечения в проект.

Ямага: Какой это будет по счёту? Третий?

Четвёртый.

Ямага: Значит «Jo», «Ha», «Q» и «Это». Полагаю, никто не знает, как это прочитать. Не видел никого, кто бы читал это вслух. «Это» из Ребилдов. (смеётся)

Производство уже началось?

Садамото: Я ничего об этом не знаю. Возможно, я даже не буду принимать участие в этом проекте.

Понятно. Господин Садамото, кто из дизайнеров и аниматоров является для вас учителем?

Садамото: Моим учителем…Перед тем, как устроиться в GAINAX, я работал на студии Telecom, и в течение одного года моим учителем был аниматор Ясуо Оцука. Помимо него мне некого назвать учителем. Я учился у старших товарищей, например, у парня по имени Махиро Маэда. Он объяснил мне как рисовать на подкладке, вот с чего я начинал. Единственным человеком, который наставлял меня, был господин Ясуо Оцука.

Вы встречали режиссёра Миядзаки, когда работали над «Великим детективом Холмсом» (Sherlock Hound)?

Садамото: Верно, режиссёр Миядзаки работал над «Великим детективом Холмсом», но в то время я ещё был студентом, а когда присоединился к Telecom, то Миядзаки как раз покидал студию, чтобы снять Навсикаю в каком-то другом месте. Мы не работали на студии в одно и то же время.

Вы помогали работать над «Навсикаей»?

Садамото: Нет. Когда я присоединился к Telecom, то они были заняты производством второй половины Холмса уже без Миядзаки. Поскольку я был новичком, то мне поручили рисовать промежуточную анимацию.

Вопрос о манге Evangelion. У вас была полная свобода при написании сценария или вы консультировались с режиссёром Анно?

Садамото: Нет никакого сценария. Когда работаешь над аниме, есть раскадровки, верно? Мы просто обменивались ими, поэтому я нахожусь на том же уровне, что и фанаты. Я рисовал мангу самостоятельно, иногда поглядывая на раскадровки. Я ни с кем не консультировался и, разумеется, никто из съёмочной группы сериала не влиял на мою мангу.

На последней странице манги присутствует Мари, один из персонажей Ребилдов…

Садамото: Ах, это. Это глава манги, не связанная сюжетно с основной историей. Даже с фильмами не связана, просто фансервис. В общем, это то, над чем не стоит так усиленно размышлять (смеётся). Просто эта идея пришла мне в голову, и я подумал, что было бы забавно её реализовать.

Ясно. Значит она появилась в манге не по чьей-либо просьбе?

Садамото: Нет…но поскольку она стала частью «Jo», «Ha» и «Q», мне стало интересно, какую ей отведут роль в последнем фильме, и когда я расспросил съёмочную группу, мне сказали, что едва ли ей найдётся место, поскольку нужно будет уделить много времени «сшиванию» основной истории. Поэтому я импульсивно принял решение добавить небольшой кусочек её истории в мангу. Не стоит рассматривать её появление как нечто, о чём меня попросили или какой-то замысел команды фильма, просто мой каприз.

Понятно, знаете, ведь фанатам свойственно искать глубинный смысл в подобных вещах.

Ямага: Да, особенно в Евангелионе. Они считают, что каждая мелкая деталь обладает смыслом. (смеётся)

Садамото: Разумеется, когда мы видим, как Мари в первых двух фильмах обращается к Гендо как «Гендо-кун» или принюхивается к запаху Синдзи, создаётся впечатление, будто она совершает немало странных поступков. К тому же она, кажется, любит песни эпохи Сёва. Моя догадка заключается в том, что она либо интересуется эпохой Сёва, либо она родилась в те годы и просто не состарилась. Поскольку в «Q» было озвучено, что дети, избранные пилотами, не стареют, я предполагаю, что Мари из того же поколения, что и мать Синдзи, и каким-то образом она стала пилотом и с тех пор не состарилась. Но опять же, это только моё воображение. (смеётся)

Режиссёр Анно уже принял решение по этому поводу?

Садамото: Как я уже сказал, Анно не одобрил, но и не отверг эту идею. Он не имеет отношения к сказанному.

Я только что понял, что забыл спросить, кто был вашим учителем-мангакой.

Садамото: У меня не было учителя, поскольку я учился самостоятельно, но я полагаю, что могу назвать своими учителями тех авторов, которых любил в детстве: Рейджи Мацумото, Го Нагай или с недавних пор господин Кацухиро Отомо. Я прочитал много интересной манги и учился на ней, это находит своё отражение во всём, что бы я ни делал.

Вы знаете господина Отомо лично?

Садамото: Да, мы живём в одном районе, иногда встречаемся в барах.

Вы бы хотели с ним поработать?

Садамото: Работать с ним… Не знаю… (смеётся) это сложно. Есть антология короткометражных фильмов Short Peace, которой занимался господин Отомо. Он попросил меня принять участие в производстве одного фильма, что я и сделал. Однако, он не работал конкретно над этим фильмом, поэтому совместно мы поработали лишь на уровне дизайна.

Вы бы приняли участие в работе над последующей антологией господина Отомо?

Садамото: Я не слышал, чтобы он захотел снова заняться анимацией.

Он всегда говорит, что не хочет, но в конце концов возвращается.

Садамото: Ну, люди вокруг него хотят, чтобы он вернулся в анимационную индустрию, но судя по нему самому, он предпочитает снимать игровое кино. Как думаешь, он хочет вернуться к работе над анимацией?

Ямага: Хмм…Интересно… чем большее количество людей оказывается в восторге, тем сильнее он хочет остановиться.

Садамото: В данный момент по всему миру проходит множество выставок работ Отомо, например, во Франции. И когда такого человека как Отомо упрашивают таким вот образом, он может внезапно взять и сказать «Следующая работа — последняя!» (смеётся)

Ямага: Что ж, на аниме уходит очень много времени. Отомо потратил на Steamboy целых 9 лет, и сейчас он говорит что-то вроде: «Я даже не знаю, буду ли ещё в живых спустя 9 лет» (смеётся)

Садамото: Когда я видел его последний раз в баре, он сказал: «Говорю тебе, рисуй мангу. Сейчас манга — это то, что нужно», потом внезапно добавил: «Хватит делать аниме и фильмы, рисуй мангу!». Не знаю, был ли он пьян (смеётся), но я полагаю, что он планирует нарисовать новую мангу.

Кажется, его проекты по манге никуда не двигаются, не так ли? Как его проект комикса, в работе над которым он планировал сотрудничать с Ходоровски.

Садамото: Но разве это не проект десятилетней давности? (смеётся)

Ямага: Я думаю, что это относится и к нам… мы уже разменяли шестой десяток и не хотим на пенсию, но мы уже не так быстро рисуем, а господин Отомо или господин Миядзаки так ещё старше. Я знаю, что народ хочет сильнее, чем когда-либо, чтобы они творили, но они уже пожилые люди, поэтому невозможно (смеётся) ждать от них слишком многого.

Садамото: Кроме того, им тоже нужно собирать бюджеты под проекты. Видимо, он хотел снять игровой фильм, но в баре он поведал, что собрать средства будет тяжело.

Понятно. Это непросто… но как насчёт краудфандинга?

Ямага: (смеётся) Как я уже сказал, собрать бюджет через краудфандинг невозможно! Никому не удавалось, разве нет?

Садамото: Многие проекты пытаются, но в лучшем случае им удаётся собрать 40-50 миллионов. И с этими 40-50 миллионами ты можешь позволить себе лишь рекламу.

Но последний фильм Сунао Катабути собрал средства для своего фильма Kono Sekai no Katasumi ni

Садамото: О, и Имаиси тоже смог собрать.

И я думаю, довольно много.

Ямага: Если я не ошибаюсь, то не так уж и много.

Садамото: Я думаю, они делали проект с небольшим бюджетом, где-то миллионов 100.

Ямага: Есть разные способы сбора через краудфандинг: полноценное финансирование, как в этом случае, либо пожертвования, за которые ты предлагаешь какие-то бонусы в ответ. Чаще всего задействуется вторая схема. Действительно, иногда появляются проекты, собирающие сотни миллионов, но это происходит благодаря настоящему финансированию, добиться которого сложно.

Садамото: Крупные спонсоры с серьёзными деньгами и желанием вложиться в проект, чтобы извлечь из него выгоду, обычно также желают монополизировать проект. Они не станут принимать участие в проектах, которыми через пожертвования руководят фанаты. Спонсоры захотят сделать всё сами. И они являются теми, кто может вложить миллиард или два.

Ямага: Как правило, ты не можешь создать что-либо на основе краудфандинга. Да, есть один иди два примера удачной кампании, будь то аниме или видеоигра, но это лишь исключения. В целом, никто не запускает краудфандинговый сбор, базирующийся лишь на одной надежде, что фанаты всецело вложатся в проект, такого не бывает.

Значит, вы считаете, что история со сбором средств — не более чем рекламная кампания?

Ямага: Да, именно. Использование краудфандинга для рекламирования проекта это обычное дело. Именно поэтому мы запустим кампанию для Uru, но исключительно для налаживания связи с фанбазой, а не для сбора средств.

Понятно. (к Садамото) Мы слышали, что вы любите Терри Гиллиама. Какая из его лент вам нравится больше всего?

Садамото: Мне нравятся многие фильмы, но (смеётся), но если говорить о Терри Гиллиаме, то это будут «Бразилия» или «Страна Приливов», который я не досмотрел. Недавний фильм «Теорема Зеро». Мне нравится художественное оформление его фильмов. Ещё Барон… как его… «Барон-хвастун»?

Барон Мюнхаузен. Смотрели оригинал? Немецкий, времён войны. Люблю его.

Садамото: Не знал об этом. Братьям Гримм кое-чего не хватало, насколько я помню. А самым первым фильмом, который я посмотрел были «Бандиты во времени». Но если говорить о самом любимом, то это «Бразилия». Не уверен насчёт «12 обезьян». Кажется, он был хорошим. Не самый любимый мой режиссёр, на самом деле, но из числа нравящихся. Не так много творцов, которых я поддерживаю от всей души… Я частенько упоминаю, что мне нравится Терри Гиллиам и Ридли Скотт…

Ямага: Фанаты постоянно спрашивают нас, какие фильмы и каких режиссёров мы предпочитаем, и нам приходится отвечать, даже если у нас их немного. Думаю, что людей, которые начинают врать в таких ситуациях, не так уж и мало. (смеётся)

Садамото: Даже если я говорю, что мне «нравится» что-то, это может означать, что я либо был тронут историей, либо художественной составляющей… Слишком много составляющих, и поэтому сложно объяснить, на какую из них я обращаю внимание. В случае с Терри Гиллиамом меня привлекает его эстетика или пессимистичные истории… может быть «пессимистичные» не самое верное слово… Мне нравятся грустные истории.

Предпочитаете грустные истории?

Садамото: Думаю, да… Новым американским историям, которые заканчиваются счастливым концом и триумфом героя в конце, я предпочту вот такие грустные. Лучше я посмотрю на жизнь безнадёжного или злобного персонажа, обладающего некоторыми внутренними ценностями. Думаю, такие сюжеты мне по вкусу.

В современных американских ТВ-сериалах частенько можно увидеть таких персонажей.

Садамото: Действительно.

Смотрите какие-нибудь из них?

Садамото: Сейчас я смотрю Breaking Bad. Ни одного положительного с моральной точки зрения персонажа, даже главный герой. Мне очень нравится.

Вернёмся к Top wo Nerae! 3, почему вы решили его снимать?

Ямага: Я не знаю, как ответить…

Кто принял это решение?

Ямага: Решение принималось иначе. Мы разговаривали, и предметом разговора стало «кстати, мы ведь можем снять продолжение для Top wo Nerae!, не так ли?», а затем «Среди нас ведь есть кто-то, кто мог бы его снять?», и, судя по всему, я оказался единственным кандидатом. Вот так и было решено. Даже с точки зрения бюджетной составляющей не возникло никаких проблем, поскольку все знают Top wo Nerae!. Затем мы обсудили процесс создания, и я взял на себя ответственность за написание сценария.

Садамото: Всем ведь известно, что ты написал сценарий для первого Top wo Nerae! Я имею ввиду за пределами Японии.

Ямага: Я думаю, нет.

Разумеется известно.

Ямага: Во всяком случае, нет ничего необычного в том, что написание сценария было поручено мне. Кроме того, когда мы планируем что-либо снимать, то зачастую сначала оцениваем маркетинговый потенциал проекта. Очень редко мы запускаем проект на одном лишь внутреннем желании что-нибудь сделать. Мы проводим переговоры, узнаём, каким будет следующий шаг, и если получаем конкретные результаты, то всё хорошо. А иногда мы просто говорим: «Было бы здорово, если…», не предполагая никакого дальнейшего осуществления. Как в случае с продолжением Panty&Stocking, о котором говорили чуть ранее. Все говорят: «Было бы великолепно, если бы вышел сиквел», и, разумеется, люди в Trigger тоже говорят об этом, но мы не знаем, суждено ли проекту появиться на свет. Если Имаиси внезапно нагрянет и скажет, что хочет снять сиквел, то я полагаю, что это непременно случится, но никто не скажет наверняка. Дело в том, что в самом начале пути любого проекта, все хотения практически ничего не значат.

Полагаю, это будет OVA, да?

Ямага: Я даже этого не знаю… формата OVA ведь больше не существует, не так ли?

Садамото: OVA… Думаю, что это обозначение больше не используется.

И последний вопрос. (к Садамото) Вы работаете над какой-нибудь мангой?

Садамото: Полагаю, что кое-что написанное мною, но ещё не опубликованное, увидит свет в следующем году. Манга о служащих, которая называется Archaic Smile. Это любовная комедия, действие которой происходит в офисе. Главным героем является служащий, сходящий с ума по буддистским статуям. Целевой аудиторией этого произведения не являются отаку, скорее сами служащие, которые могут почитать её в поезде по пути на работу, а затем оставить на полке для багажа… Знакомы с Oishinbo? Что-то такое. Однажды, меня попросили написать мангу такого плана, и дошло до того, что пары глав не хватило для публикации целого тома, вот над этим я сейчас работаю. Надеюсь, что в следующем году уже начну публиковать её. Нужно нарисовать ещё около 50-60 страниц, чтобы хватило на целый том. Но не думаю, что это произведение придётся по вкусу всяким косплеящим и прочим (смеётся), просто чтиво, чтобы скоротать время.

Публиковались ли ваши додзинзи?

Садамото: Да, недавно я начал использовать Facebook и Twitter для продвижения додзинзи. Полагаю, будет весело получать обратную связь от фанатами.

Примите участие в следующем Комикете?

Садамото: Если получится, то буду рад поучаствовать.

Хорошо, на этом всё. Большое вам спасибо.

Ямага: Всё? Большое спасибо.

Садамото: Большое спасибо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.