Мы видим жизнь в её движении, ощущаем, что происходит вокруг нас и формируем собственное представление насчёт трендов, течений и тенденций. Но всегда ли мы видим полную картину? Чаще всего мы заостряем внимание на отдельных событиях, предметах и ситуациях, потребляем лишь то, что потребляют массы и упускаем из виду нечто, что может дать нам куда большее представление об окружающей действительности. Авторы Нерпача пишут не так уж часто и всегда стараются выложится в своём тексте на максимум. Но что, если то что мы прочитали, посмотрели или во что поиграли не заставляет нас тут хвататься за чистый лист и начинать писать? Такие вещи ускользают от взора масс и очень быстро забываются. В данных еженедельных дайджестах авторы нашего проекта расскажут вам о том, что они потребили за прошедшую неделю и почему они это сделали. Чем им показалась важна так или иная книга, игра или кинокартина. И если даже она абсолютно неинтересна или плоха, то почему она всё же заслуживает вашего мнения. Это дайджест случайных произведений, о которых вы, возможно, уже слышали, но забыли, или так никогда и не услышите.

Геннди Тартаковски — «Кейдж»

Развлекательное чтиво на 15-20 минут

Почти год назад я прочитал «Силач и Железный Кулак» и проникся героем Кейджа. Гротескный рисунок отлично дополнял комедийную составляющую криминальной драмы, которая будучи супергеройским комиксом очень напоминала ранние работы Тарантино. И это было здорово. Это был комикс, который опирался на истории Кейджа из 70/80-х, совершая несколько реверансов в их сторону, но был самостоятельным произведением. «Кейдж» Тартаковски почти полная его противоположность.

Если «Силач и Железный Кулак» напоминает истории Тарантино, то «Кейдж» представляет из себя работы Родригеса, вдохновлённые как откровенным трэшем, так и боевиками категории «B». Это нарочито пафосная история, пышущая маскулинностью и тестостероном. Она доводит отдельные элементы комиксов золотого и серебряного веков до абсурда, но, увы, не создает ничего нового. В «Кейдже» рисунок и эстетика B-movie стоят выше истории, которая является лишь поводом поиграться с узнаваемыми образами и отправить Кейджа в умопомрачительный бэд-трип. Ну, а чтобы читатель не ушёл расстроенным (история занимает всего 4 выпуска и читается минут за 10), после основной арки идёт выпуск-ориджин героя, в котором рассказывается о том, как он получил свою силу. Это хорошая история для своего времени сейчас воспринимается как наивная, слишком детская, но именно она позволяет восхититься аркой Тартаковски и воспринимать её именно как дань уважения комиксам прошлого, а не как посредственную историю с примечательным визуальным стилем. — Антон Скнарь.

Нью-Йорк, Нью-Йорк / Synecdoche, New York

Не вздумайте кушать во время просмотра

Скорее всего вы слышали об этом фильме, как о произведении, в котором творец, создавая наиболее точное отражение реальной жизни в театральной постановке, создал копию реального мира в замкнутом пространстве. Если верить Нерпе, то это крутая идея и она была прекрасно реализована в рамках фильма. Только вот в чём проблема: она находится не в центре произведения.

Уж не знаю, как я додумалась завтракать под этот фильм, после того как ужин был испорчен воплем «мам, у меня зелёные какашки» и последующей демонстрацией объявленного. Дело, конечно, не только в этом — весь фильм для меня был неприятным, благодаря хорошо отыгранному неприятному главному герою, его болезням, отвратительному театральному состариванию героев и картинности (а может даже и картонности) всего происходящего. Причём, вероятно, намеренной картинности, но всё же, если этот фильм пытается запутать и заставить нас потеряться между реальностью и постановкой, то у меня с самого начала отсутствовало ощущение реальности. Сами диалоги с первых же минут фильма выстроены так, что главный герой кажется рыбой в аквариуме, бьющейся о его стенки. Он пытается общаться с людьми, но его попросту не слышат, отвечают невпопад или игнорируют. Да и между собой второстепенные герои общаются кукольно и странно. Если это уже постановка, хочется кричать «не верю», а если реальность, то сам мир здесь выстроен настолько плохо, что всё кажется фарсом и сплошными плохими трюками.

И понятно, что в эти взаимоотношения героя с окружающим миром или самой жизнью создатели фильма пытались вложить глубокий смысл, показать одиночество человека и его зависимость от других людей, неспособность существовать в реальности и попытка сбежать от неё, окружить себя хотя бы «выдуманным» обществом, в котором ты — главный герой, и всё строится вокруг тебя, но всё это так плохо, что «неприятный» — единственный эпитет, который для меня характеризует этот фильм. — Анастасия Полищук.

Dead Cells

2017, всё ещё в состоянии раннего доступа

Несколько недель кряду прожёг в этот великолепный пиксельный 2D слешер, сочетающий в себе коктейль некоторых механик таких не так давно пройденных мною игр как Rogue Legacy, Hollow Knight и Hyper Light Drifter (в основном пиксельностью лол) + классическое метройдовановское «не раздобудешь это, не пройдёшь туда». Вы — туловище казнённого человека, в которого вселяется какая-то слизь, давая то ли себе, то ли подвергшемуся обезглавливанию второй шанс. По ходу прохождения уровней игрок собирает эти самые «мёртвые клетки» (синие сферы, лол), с помощью которых в межуровневых прослойках можно улучшать оснастку или открывать новое оружие. Если же проходить уровни в скоростном режиме, то можно успеть прошмыгнуть в одну секретную комнату, расположенную недалеко от начала следующей локации и получить доппрокачку и откупорить бочонок свежих «мёртвых клеток». Поначалу, путь вашего мёртвого туловища будет предельно прямым, но стоит лишь обзавестись рунами, как путь слизесодержащей оболочки сразу становится разнообразнее, а вместе с тем и опаснее, поскольку в новых локациях враги посуровее, но и награда пощедрее.

Если говорить о боевой механике, то она следующая: есть основное оружие (им может быть меч, кувалда, хлыст) и вспомогательное (лук, щит, заморозка), хотя их подразделение условно, поскольку можно брать как два основных, так и два вторичных. И есть два слота под стационарные машины поддержки (подрезатели сухожилий, циркулярки, капканы) и гранаты или спец умения (метнутся врагу за спину, например). Каждое из оружий обладает своим цветом: как правило основное — красное, устройства поддержки — фиолетовые, некоторые вторичные инструменты убиения — зелёные. Раскрашивание оружия позволяет реализовать механику прокачки нанесения увечий, либо повышения выживаемости за счёт процентного увеличения HP. Банальный пример: встречаешь ты свиток прокачки и перед тобой встаёт выбор либо одновременно увеличивать убойную мощность всего оружия одного цвета, либо просто вкачать хитов — всё зависит от конкретной игровой ситуации. Добавлю лишь, что с помощью прокаченных машин поддержки можно уничтожать боссов. Плюс существуют комбинации свойств оружия а-ля +150% урона по замороженным целям или «после смерти враги загораются», а у тебя меч поливает супостатов горючим маслом, или же удар со спины +100 урона — умелые сочетания сопутствующих характеристик оружия делают эту хардкорную игру в разы веселее и техничнее для прохождения, которое я, к слову, ещё не окончил. — Николай «Шпигель» Полищук .

Авинаш Диксит и Барри Нейлбафф — «Теория Игр. Искусство стратегического мышления в бизнесе и жизни»

Вся суть в подзаголовке книги

«Несомненно, теория игр — одна из самых значимых теорий в математике» — так скажет вам любой преподаватель высшей математики, но он скорее всего не объяснит, почему теорию, объясняющую способ расчета исхода любой игры, нужно знать каждому. Создатели этой книги, скорее всего, задались вопросом: «Кто если не мы?» — и решили написать коротенькое пояснение математической теории на 400 страниц. Дело всё в том, что теория игр — это универсальный метод определения победителя в любой игре, даже если в ней присутствует фактор случайности (например, бросок кубика), но самое главное, что под словом «игра» математики, информатики и философы воспринимают любое событие, которое может иметь различный исход в зависимости от действий участника данного события. Уверен, что вы слышали выражение «Вся жизнь — игра», теперь вы знаете, что это действительно означает.

Но вернёмся к книге. Если любое событие можно считать за игру, следовательно, можно применить к этому событию теорию игр, потому что она позволяет рассчитать практически все исходы и выбрать наиболее оптимальный вариант. Теория игр требует мыслить стратегически, а книга Диксита и Нейлбаффа учит как правильно это делать. Куча примеров из жизни от бытовых отношений до спортивных стратегий, торговли на бирже и даже выступлений в парламенте. Теория игр стала популярной во время Карибского Кризиса, когда политконсультанты на примере этого противостояния показывали, какой исход может получить каждая из сторон, если будет придерживаться определённой стратегии. Ну, а если вы не слышали даже про «дилемму заключённого», то книгу вам точно стоит прочитать.

Стоит сказать, что теория игр это, конечно, математическая теория, но так как её применение невероятно обширно, то она включает в себя огромное количество различных аспектов, никак не связанных с математикой: психология, интуиция, жизненный опыт и так далее. Книга действительно учит мыслить стратегически, авторы постоянно играют с читателем, они задают вопросы, дают задачи на размышление, над которыми ты начинаешь думать уже после того как отложил книгу. А одна из задач вообще лишила меня четырёх часов сна. — Собака Павлова.

Я люблю тебя, папочка / I love you daddy

Луи Си Кей, который не смог

Кажется, на этой неделе я «наслаждалась» исключительно неудовлетворительными кинокартинами, которые никак не выходило посмотреть в один заход. Вот, просмотр «Я люблю тебя, папочка» растянулся на три дня, но я домучила его. Чёрно-белый фильм, выход которого я, честно говоря, довольно нетерпеливо ждала после просмотра трейлера, разочаровал.

Хотя главной в фильме заявлена тема «запретных» отношений между взрослыми мужчинами и довольно юными девушками, для меня это было очередное и довольно плохенькое раскрытие проблемы взаимоотношений отцов и детей. Причём, выбрать сторону не получится, потому как ни всепозволяющий бесхребетный богатый папаша, иногда, вдруг, вспоминающий, что детей нужно хоть изредка воспитывать и поддерживать далеко не деньгами, ни замкнутая и недоигранная, ничем не интересующаяся кроме развлечений, дочь сочувствия не вызывают. А уж когда отец устраивает череду скандалов, узнав, что его почти совершеннолетняя дочь проводит время с 80-летним сценаристом, создаётся впечатление, что он не отчаявшийся отец, беспокоящийся за счастье своего единственного чада, а самая обыкновенная истеричка, покрытая тонким слоем консерватизма.

Для меня «Я люблю тебя, папочка» — это просто поверхностная кинокартина, которая, возможно, хотела затронуть и даже раскрыть довольно острые во все времена проблемы семейных и жизненных ценностей, она даже наверняка хотела стать артхаусом, но проблемы задела лишь лёгким касанием и артхаусом так и не стала. И единственное, чего действительно добились создатели — это уверенность в фальшивом звучании заглавной фразы. — Анастасия Полищук.

Мисс Марвел. Том 1. Необычная

Лучший из двух томов

Я не особо хорошо знаком с историей нелюдей в комиксах Marvel. Я узнал о существовании терригенового облака в комиксе «Лунная девочка и ДиноДьявол», в котором смышлёная не по годам афроамериканка столкнулась с экзистенциальной проблемой неизбежности собственного изменения при столкновении с терригеном. Это было странное чтиво, ориентированное, в первую очередь, на детей. А спустя какое-то время мне в руки попал первый том «Мисс Марвел» и я просто влюбился в него.

Американизированная иранка живёт в пригороде Нью-Йорка со своей излишне религиозной семьёй, которая запрещает ей ходить в открытых купальниках и встречаться с мальчиками. Она играет в видеоигры, читает комиксы о похождениях супергероев и пишет шипперские фанфики — в общем, представляет из себя излишне пассионарного гика, с которым было было комфортно ассоциировать себя читателю. В этом аспекте «Мисс Марвел» играет на поле «Гвенпул», но если в последней единственной суперсилой героини является знание всей истории вселенной Marvel, то здесь главную героиню ожидают вполне реальные метаморфозы и приобретение настоящих сверхсил.

Я бы конечно очень хотел попинать комикс за всё то, за что я постоянно пинаю комиксы — за стремление главной героини разобраться с криминалом своими силами в обход закона (привет, «великая сила»), за неловкие потуги показать, каково это жить двумя жизнями (благо хоть героиня обладает повышенной выносливостью и живучестью, а значит на самом деле способна переносить эти нагрузки) и за душевные псевдометания касаемо того, стоит ли разбираться самой (и я бы на самом деле посмотрел на историю, в которой такой герой идёт не бороться с преступностью, а работать, используя свои суперсилы; о, чёрт, но ведь это уже было в 6-м выпуске «Молодых Мстителей»!). Но при этом на подобные детали обращать внимание не хочется — героиня-то пришла уже в мир, в котором супергеройствование в норме, а её главный антагонист уже давно существует. Но даже не это является для меня основной причиной продолжать чтение — в первую очередь комикс подкупает рисунком «под карандаш» и тёплой пастельной цветовой палитрой, да также сеттингом: действие происходит в общине ассимилированных иранцев! Можно сколько угодно упрекать Марвел в желании хайпить на трендах, но в «Мисс Марвел» тема мультикультурализма выстреливает, и всё написанное здесь обладает очень высокой степенью правдоподобности. И именно это является главной причиной, почему на комикс стоит обратить внимание. — Антон Скнарь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.