За каждой выходящей на русском языке книгой стоит целая команда специалистов. Они переводят, редактируют и корректируют произведения, чтобы произведения были просты и понятны для восприятия. Это труд, который зачастую оказывается неочевиден для читателя. В рубрике «Издательские будни» я буду разговаривать с людьми, которые занимаются подготовкой книг к изданию. Вопросы будут примерно одинаковыми.

Мария Акимова занимается переводом книг в издательстве «Фантастика Книжный Клуб». Она работала над «Проклятием Кхаина» и «Возвращением Нагаша» из цикла The End Times (первый омнибус «Повелители мертвых» уже вышел на русском языке). По образованию она — культуролог и писатель, кроме издательства «Фантастика Книжный Клуб», сотрудничает с «Астрель-СПб» и «Азбукой», пишет статьи о фантастике для интернет-изданий, входит в оргкомитет Петербургской фантастической ассамблеи.

Good Old Nerpach: Цикл «Конец Времен» — он о чём?

Мария: Если в двух словах, то о Конце Времён. Мир ощутимо движется к своей гибели, и всем обитателям его, как и можно предполагать, неспокойно. Обитателей много, народов много, и каждый по-своему пытается предотвратить катастрофу, поскольку, пусть это и странно звучит, умирать не хочется даже мёртвым.

Сколько в сумме велась работа над омнибусом «Повелители мёртвых»? Он состоит из двух романов и трёх рассказов, над чем конкретно работала ты?

Я переводила «Возвращение Нагаша», первую книгу цикла, и у меня это заняло месяцев шесть. Дальше были корректура, редактура — сколько на них времени потрачено, увы, не знаю.

Как была распределена нагрузка между каждым из переводчиков? Ты читала перевод книги у своего коллеги?

Не читала, мы знакомы, поэтому стараемся не «перемешивать» впечатления, занимаясь одним проектом. Есть опасность начать стилистически подстраиваться друг под друга.

Но обсудить работу с коллегой, конечно, интересно, особенно когда герои перекликаются. Можно порадовать, что понравившийся герой, который погиб в одной книге, снова появился в другой. Хотя, если честно, то переводческая «кухня» не настолько интересна, как можно подумать. Два взрослых человека, с упоением обсуждающие варианты построения мудрёной фразы, — зрелище довольно странное.

Англоязычное издания омнибуса «Повелители мертвых».

Что было сложным при переводе?

Поскольку я не играю в Вархаммер — на это просто времени нет — было довольно сложно сразу разобраться в реалиях этого мира. Пришлось полистать энциклопедии, в том числе английские, которые лежат в сети. Поначалу, например, казалось странным, что вампиры и некроманты могут не ладить друг с другом, привычнее думать, что все «умертвия» на одной стороне.

Был какой-то особо трудный момент, решение которого принесло особое удовлетворение?

Труднее всего было с терминологией. И речь не только о правильном переводе имён и топонимов. Всё-таки немецкие имена довольно сильно отличаются от французских даже в английском тексте. Да, были и несколько специфичные. Написание имени того же Кхаина (Khaela Mensha Khaine) вызывало у меня сомнения, что уж говорить о приверженцах его культа. То ли кхеинитами их называть, то ли кхейнцами — в любом случае, произносить такое довольно сложно. После обсуждения редактора с экспертом из комьюнити было принято решение оставить Кхаина и кхаинитов (так, например, переводят Khaine в кодексе от Hobby World).

Но имена и топонимы — распространённая трудность, а вот собрать в одном тексте несколько названий для разных видов живых мертвецов — с таким встречаешься редко. Пришлось составить для себя словарь: кто умертвие, кто нежить; кто упырь, кто вампир.

Но всё-таки самое потрясающее чувство меня посетило, когда в одной из речей Архана Чёрного я узнала чуть изменённую проповедь из Евангелия. Не буду говорить где и какую, я постаралась придать ей узнаваемость. Но учитывая, кто такой Архан, и то, что говорит он с восставшими из мёртвых, выглядит всё это очень сильно.

Если тебя разбудить ночью и спросить про работу над книгой, что первое назовешь не думая?

Сроки.

Какой момент из произведения тебе запомнился больше всего?

Сцена, когда соперники собрались для решающей битвы. В этот момент уже ясно понимаешь, что цель у них, по сути, одна — спасти мир. Но они и сами не могут объединиться, и способы спасения выбирают разные. В итоге, получается, ксенофобия и эгоизм — это главное оружие их настоящего врага. Ведь Тёмные Боги сами ничего не делают, они просто стравливают и смотрят, что из этого выходит. И ведь всем понятно, что их стравливают, а настоящий враг где-то там, до него ещё добираться и добираться. И в одиночку не одолеть, какого бы могущественного союзника вы себе не вызывали. Довольно глубокая мысль, если подумать: когда ты вместо того, чтобы объединиться с неприятным соседом, просишь помощи у сильного, но заведомо безжалостного существа, то, возможно, просто выбираешь, кто тебя потом будет палкой гонять.

До этого ты была знакома с циклом Fantasy Battles? Или это твоё первое знакомство с миром фэнтезийного Вархаммера?

Это вообще первое близкое знакомство с миром Вархаммера. До этого я знала, что сеттинг основывался на произведениях Майкла Муркока, который творчески переосмыслил миры Толкиена, но потом история развивалась сама, и что из всего этого получилось, я узнала только теперь. Ощущения были неоднозначными, поскольку основой мира Вархаммера, безусловно, является наш, где и людей-то много, а тут ещё и гномы, эльфы, демоны, вампиры. В покое такой мир пребывать точно не способен.

Каков «порог входа» для книг? Что нужно знать перед прочтением?

На самом деле, желательно иметь довольно серьёзный читательский багаж. Учитывая, что идея сеттинга появилась благодаря творчеству Толкиена и Муркока, то желательно представлять себе, кто это. Плюс антураж немецкого позднего средневековья. Плюс то же Евангелие. Считать фэнтези легковесным чтивом, по крайней мере, наивно. Хотя бывает, конечно, и легковесное. Но зачем на него своё время тратить?

С другой стороны, всё знать невозможно. И если кто-то пойдёт в обратную сторону — от Вархаммера к классикам жанра, то это тоже будет замечательно. Толкиен, возможно, их не впечатлит, но Муркок точно понравится. «Хроники Корума» или «Сага об Элрике из Мелнибонэ» довольно близки Вархаммеру по духу. В том числе и с них начинался жанр «чёрного» фэнтези.

Обложка русского издания первого омнибуса из цикла The End Times.

Как думаешь, кому в первую очередь понравится эта книга?

Очень сложный вопрос… В первую очередь, наверное, тем фанатам, которые и сами увлечённо переводят тексты по Вархаммеру, выкладывают их в сети и обсуждают на форумах. Спасибо им, на самом деле, часто они помогают найти верный перевод сложных названий, которые можно истолковать двояко.

Хотя, думаю, эти читатели будут и самыми взыскательными. Но так даже интереснее работать.

Будешь читать всё, что есть по «Концу Времен», или перевод романов представлял для тебя в первую очередь профессиональный интерес?

К сожалению, любая профессия грозит деформацией, поэтому переводчику, например, в какой-то момент может стать сложно читать переводную литературу — начинаешь видеть огрехи коллег и вспоминать похожие у себя. Тут уже не до удовольствия. Поэтому «отдохнуть с книжкой» становится всё труднее. А это досадно, когда литература — главное в твоей жизни. И вдвойне досадно, если из всей литературы больше всего любишь фантастику.

Я начала её читать ещё с серии с невероятно длинным названием «Библиотека зарубежного криминалистического и приключенческого романа», потом была «жёлтая серия» издательства «Северо-Запад», где выходили и Муркок, и Желязны, и Ле Гуин, и МакКэффри, и даже Мэри Стюарт со своими «Полыми холмами» и Эдвард «Док» Смит с Сагой о ленсменах. Тогда казалось, что однажды перечитаешь всё, теперь понимаю — всего не прочесть никогда.

Если не секрет, то над чем работаешь сейчас?

Сейчас я делаю для «Астрель-СПб» пере-перевод рассказов из одной «кровавой» книги (номер 3, если кому-то это что-нибудь скажет). Рассказы были написаны в середине 80-х, у нас вышли в 90-е, и мне интересно «посоревноваться» с коллегой. Тем более, что её работу довольно высоко оценивают в сети.