Издательские Будни: Андрей Полторан о работе над омнибусами серии «Призраки Гаунта»

За каждой выходящей на русском языке книгой стоит целая команда специалистов. Они переводят, редактируют и корректируют произведения, чтобы те были просты и понятны для восприятия. Это труд, который зачастую оказывается неочевиден для читателя. В рубрике «Издательские будни» я буду разговаривать с людьми, которые занимаются подготовкой книг к изданию. Вопросы будут примерно одинаковыми.

Андрей Полторан занимается переводом книг в издательстве «Фантастика Книжный Клуб». Он работает над гаунтианой и уже перевёл романы «Танитское оружие» (Guns of Tanith), «Верное серебро» (Straight Silver) и «Покровы презрения» (Armour of Contempt), а также рассказы из первого омнибуса о Танитском Первом и Единственном — «О жизни людей на руинах их городов» и «Подарок на память». По образованию Андрей врач, работает врачом-рентгенологом. В свободное от работы время подрабатывает переводчиком и исполняет роль заботливого главы семейства.

Good Old Nerpach: Ты давно работаешь над переводами в ФКК? Как попал в штат?

Андрей: Если равняться на старожилов, то совсем немного — около двух лет. Впервые я решился попробовать свои силы на переводческом поприще в 2015 году, когда случайно наткнулся на форум Варфорджа в поисках новых книг по Ереси Хоруса\Гора. Учитывая школьное обучение в профильном классе с уклоном в английский язык, любовь к литературе, а также поддержку со стороны жены, я дерзнул — и вуаля!

Для пробы я получил мини-рассказы по игре Eternal Crusade, за время работы с которыми я понял, насколько слабыми являются мои познания. Могу сказать точно — после критики первого опубликованного текста очень хотелось плюнуть на всё и остановиться, однако что-то внутри (несомненно, подкреплённое, в том числе, положительными и поощрительными отзывами) заставило меня стиснуть зубы и двигаться дальше.

Ребята с форума дали действительно дельные советы, направляли меня, как новичка, в нужное русло — это и Юрий «Strochan» Войтко, и Sidecrawler (с которым позже мы продуктивно поработали над рассказами про орочью ватагу механа Уггрима за авторством Гая Хейли), и Baron Samedy, и Desperado, и многие другие, за что я безмерно им благодарен.

С каждым новым произведением я старался наращивать языковой потенциал и более вдумчивый подход (вроде «семь раз прочти, один раз исправь, затем ещё раз прочти и семь раз исправь, а после сотри и сделай по новой»), стараясь выдавать качественный, достойный Гильдии Переводчиков продукт. Работал над всем — брал и старые короткие рассказы из бородатых лет WH40000, и более новые. Очень понравилось переводить про орков — после набивших оскомину космодесантников они стали глотком свежего воздуха.

Позже появилось желание завершить незаконченные серии вроде «Пролива Санктус» и «Призраков Гаунта» — по второй брал рассказы из сборников. И так длилось до 2019 года, когда в июне ко мне обратилась ответственный редактор ККФ Наталия Ершова с предложением попробовать свои силы, но уже в качестве переводчика издательства со всеми вытекающими отсюда обязанностями и рамками. Я до сих пор не знаю, кто дал на меня наводку (смеётся), но спасибо ему — вытолкнул птенца из гнезда, чтобы тот научился летать. С тех пор всё и завертелось.

«Призраки Гаунта» наконец-то снова издаются на русском языке. Рад?

Очень, ведь цикл сам по себе феноменален — не так много рассказов во вселенной Молота Войны сконцентрированы на быте Гвардии (не считая комиссара Каина и ещё нескольких примеров).

За рубежом цикл очень известен и долгое время был «локомотивом» издательства. В России книги начали выходить довольно поздно. Открывающий роман «Первый и Единственный» вышел у нас в 2010 году, спустя 11 лет после первого издания на Западе! Можешь коротко рассказать о цикле для тех, кто с ним не знаком?

Если только коротко — 15 книг всё-таки). После гибели Танит от рук Архиврага Танитский Первый и Единственный под руководством «ненавистного чужака» по имени Ибрам Гаунт скитается по указке командования Похода по всем закоулкам Миров Саббат. Их приключения сопряжены с огромным риском, ведь они — не штурмовики, а лёгкая пехота. Никто не знает, к чему именно приведёт их эта дорога, но одно известно точно — дойдут не все.

Обложка первого тиража романа «Первый и Единственный».

Сколько в сумме велась работа над первым омником? Кто регулярно спускался в комментарии в паблике, могли видеть сомнения главы издательства Дениса Лобанова о необходимости переиздания Гаунта.

ФКК — маленькое, камерное издательство, у него не так много сил, и ввязываться в настолько масштабный проект — значит отодвигать многое другое. Но все-таки этот цикл — один из самых любимых, к тому же перезапустить его посоветовали из самой BL. В начале трудов над первым омником были заминки, и времени ушло около года. Сейчас в переводе романы из третьего тома.

На русском языке уже издавались первые 4 книги цикла Дэна Абнетта. Их текст вычитывался перед повторным изданием?

Да, каждый из романов заново прошел оба вида редактуры: и терминологическую, и художественную. За десятилетие у ФКК сменился сам принцип перевода: теперь мы стараемся искать аналоги английских корней — так, например, лазган стал лазвинтовкой.

Заодно подчистили ляпы, которые не удалось отловить в прошлый раз: скажем, в «Некрополе» шахтер щеголял цельнометаллическими ботинками, хотя у Абнетта он просто с грохотом пробежал по железной решетке.

Это, без сомнения, самый густонаселенный цикл во всем сороковнике, и для него заново составляли глоссарий, выверяя имена всех персонажей и названия планет, куда их забрасывала судьба. У кого-то было несколько вариантов фамилии. «Капрал Мерин», конечно, звучит солидно и надолго запоминается, но редакторы, скрепя сердце, все-таки выбрали для этого скромного героя, верного слуги Императора, вариант «Мерайн».

Конкретно над чем ты работал в первом омнибусе?

Два рассказа — «О жизни людей на руинах их городов» и «Подарок на память».

В рассказе «О жизни…» лично мне понравилось, что там намечена отправная точка в потеплении отношения танитцев к Гаунту, особенно там, где Корбек совещается с комиссаром-полковником насчёт очередного задания. И там, где Брагг объясняет Ибраму, что именно творится в душах танитцев. Потери родных, особенно у Пиета Гьютса, который впоследствии на Экс Кардинале тяготится этим.

А «Подарок на память» — это просто вовлечение и объяснение того, чем отличается Первый и Единственный от других гвардейских полков. Что они — большая семья, и это красной нитью тянется через многие рассказы, где персонажи акцентируют на этом внимание.

На русском языке книги выходили с таким дизайном.

Над омнибусами по The End Times работало несколько людей, каждый из которых переводил в принципе самостоятельные произведения. «Призраки Гаунта» — проект более комплексный. Сколько людей занимаются переводом рассказов и романов?

Насколько мне известно, работаю я и Сергей Красник (с которым мы иногда обмениваемся мнениями по поводу тех или иных моментов), а Юрий Войтко передает свои переводы рассказов и проводит вычитку.

Ты уже давно работаешь над гаунтианой. Нет ли ощущения усталости? Не хочется переключиться на какой-то другой проект?

Не могу отрицать, что подобное чувство возникало — напротив, во время работы над очередным текстом мечтал после сдачи редактору сказать: «Хочу отдохнуть». Проходила неделя — и я уже рвался в бой) Но любая серия всегда подходит к логическому завершению, и я готов взяться за что-то новое, лишь бы дали глоссарий)

Возникали ли в процессе переводе особо трудные моменты, решение которых приносило особое удовлетворение?

Таких примеров немало. В одной из работ пришлось освоить азы искусства фортификации и вникать в терминологию, чтобы затем грамотно её использовать, но это приносило неимоверное чувство радости. В другой — моменты, связанные с авиацией. А то, что касается медицины, я вообще щепетильно обрабатываю — зря, что ли, (м)учился в медуниверситете, а затем — на рабочем месте?

Если тебя разбудить ночью и спросить про гаунтиану, что первое назовёшь не думая?

«Хотите жить вечно?»

Что ты нового для себя узнал о мире 40,000-го тысячелетия при работе над циклом?

Первое — комиссар всегда прав. Второе — если он не прав, читай первый пункт или получи пулю в лоб). И ещё — никогда и ни за что не набирайте в полк бывших уголовников, sure as sure.

Есть в цикле какой-то момент, который тронул тебя особо сильно?

То, как сложились судьбы Брагга, Каффрана и Эгана Сорика.

А еще Монтакс, наверное, и ранение Рена Меррта, а также вражда Роуна и Гаунта, переросшая позже в дружбу.

Если не секрет, над чем работаешь сейчас?

Скажу наверняка — Энакин Скайуокер точно возненавидел бы эту планету). А если серьёзно — то это книга о самом бессмысленном приказе, отданном Гаунту Ван Войтцем, и о том, как всё-таки можно напугать Призраков.