Несмотря на любовь к скрытности, Коракс — один из самых понятных примархов. Он относительно легко воспринял убеждения Императора как свои — по степени лояльности может даже посоперничать с Вулканом.

Отличается Корвус и человечностью, которая делает его довольно близким читателю. Поэтому не удивительно, что в повести «Коракс. Владыка теней» Гай Хейли решил изучить «оборотную» сторону личности Коракса.

Повесть состоит из двух основных сюжетных линий. В первой Коракс со своим легионом отправляется к звезде Каринэ. Ему нужно привести к Согласию Тысячу Лун — конгломерат человеческих сообществ, технологически превосходящих Империум. Итераторы не смогли договориться о мирном присоединении, так что Гвардии Ворона придётся возглавить военную кампанию.

Параллельно с этим на Киаваре, планете родной для Коракса системы, появляются террористы. Главой бунтовщиков является бывший участник Восстания на Ликее (Освобождении). Остальные участники — люди, придерживающиеся идеалов Имперской Истины. По их мнению, тирания техногильдий сохранилась под протекторатом Механикума, а жизнь людей не стала принципиально лучше с приходом Империума.

Тематическое сочетание линий обнаруживается в тот момент, когда Коракс начинает из жажды мести преследовать Агарта, правителя одной из Лун. Вместо начала полномасштабной войны на подавление, Коракс поддаётся эмоциям. Агарт уничтожил мир своего союзника, решившего войти в состав Империума без войны. На такую подлость можно было ответить лишь в стиле Александра Македонского (и Джона Уика) — личной местью.

Бывший соратник Коракса на Киаваре точно также движим чувством острой справедливости, которая проявляется в демонстративной мести техногильдиям. Он организует множество терактов только ради того, чтобы привлечь внимание примарха и спросить его: «Именно так выглядит справедливость, как которую мы боролись на Ликее? Старых тиранов больше нет, но люди всё также умирают на улицах от города. Похоже, что Император тоже тиран».

Таким же вопросом задавались и жители Визаса, когда Фулгрим отправился завоёвывать их с восемью космодесантниками. Примерно тем же вопросом зададутся и Тёмные Ангелы, когда их мир подвергнется необратимым изменениям. Вот только если на Калибане восторжествовали новые общественные отношения — появились колоссальные заводы и обслуживающие их мегаполисы— то на Визасе и Киаваре промышленность просто перешла в руки адептов Механикума. Богатые стали лишь богаче, а бедные так и остались бедны.

Не о таком будущем мечтали те, кто поверил в Императора.

Лишь на последних страницах Коракс встретится с бунтовщиком. Они обменяются пачкой шаблонных фраз, чтобы в итоге Коракс угрюмо произнёс себе под нос: «Ты не понимаешь, какую на самом деле мы ведём войну». Катарсис не наступает.

Жиллиман грустит из-за того, что Коракс уехал раньше, чем они наигрались в видеоигры.

Сюжетные линии в повести тематически связаны, но у них оказывается слишком мало пересечений. Арка террористов выглядит порезанной. Заговорщики появляются в начале, чтобы на сотню страниц выпасть из повествования. Не менее резко прерывается и история завоевания Тысячи Лун: в один момент начинается полномасштабное наступление, а в другой Коракс уже прибывает на Киавар допрашивать бунтовщика. Будто бы Хейли написал роман, но редакторы загрузили его в программу для удаления лишних кусков случайным образом.

С другой стороны, повесть в целом страдает от обилия тем, которые глубокого не исследуются. В первой главе Коракс и Жиллиман играют в VR-симулятор тирана/бунтовщика. В этом моменте проступает очевидная разница между «системным» Робаутом и антисистемным Корвусом, но в дальнейшем тема не развивается. В середине повести с помощью вируса враги устроят Гвардии Ворона локальный зомби-апокалипсис. Это очередной элемент более-менее твёрдого sci-fi, который любит Хейли, но не более.

Ближе к финалу Хейли посвятит одну из глав моритатам. Эти космодесантники страдают от своеобразного шизотипического расстройства личности — видят несуществующих людей и воронов, испытывают приступы кровожадности или суицидальные порывы. Но всё это не окажет сколь-нибудь сильного влияния на произведение в целом, оставаясь неплохими задумками.

***

«Коракс. Владыка Теней» — неплохо иллюстрирует ключевые противоречия Великого крестового похода, но не может сказать ничего принципиально нового. Хейли находит интересные темы, но они так и остаются вкраплениями на теле весьма куцого произведения. «Пертурабо» показал, что Гай умеет создавать эмоционально сильные произведения. «Коракс» же доказывает, что не все авторы могут держать одинаково высокую планку во всех своих работах.

Экземпляр на рецензирование предоставлен издательством «Фантастика Книжный Клуб» и магазином ffan.ru.